aif.ru counter
335

Круши - ломай: как «Вицин» лишился галстука, а «Виолончель» - грифа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. «АиФ в Восточной Сибири» 17/04/2013
Коллаж Веры НИКОЛЬСКОЙ

Иркутск, 18 апреля – АиФ-ВС. 18 апреля весь мир отметит Международный день памятников. Волна малых скульптурных форм, в середине «нулевых» накрывшая центральную Россию, докатилась и до Приангарья. Знаменитое гайдаевское трио у иркутского цирка, засмотревшийся на город «Турист», волк из мультфильма «Жил-был пёс» в Ангарске и даже увековеченный ковш для добычи угля в Черемхово... А следом пришла настоящая эпидемия вандализма - памятники калечат самыми разными способами.

«Болезнь» цивилизованных

С долей иронии эту эпидемию можно назвать «благородной болезнью аристократов»: обычно ей подвержены продвинутые в культурном отношении территории. От хулиганских набегов на уличные скульптуры регулярно страдает и российская культурная столица, и десятки европейских городов. Как только малые архитектурные формы появились в Иркутске, на них также сразу нашлись охотники. Впрочем, достаётся и более ранним скульптурам.

Так, гранитную композицию «Выпавшее яйцо» в областном центре красят каждую Пасху: наверное, не было ни одного года, когда коммунальщикам не пришлось отмывать монумент. Беспощадны уличные вредители и к памятнику Александру III - одному из символов Иркутска. Бронзового царя поливали гудроном, спиливали короны двуглавого орла, как-то даже позарились на пенопластовые буквы с постамента. Расположенный неподалёку памятник Юрию Гагарину постоянно страдает от уличных горе-художников: то здесь, то там на нём выводят кривые надписи краской.

Инсталляция в виде розетки на стене одного из иркутских домов была сорвана буквально через несколько месяцев, а бронзовый герой Георгия Вицина за считанные месяцы лишился галстука… Но, пожалуй, самая печальная судьба постигла скульптуру «Виолончель» на улице Урицкого в областном центре. Сначала хулиганы отломили у инструмента гриф, а после того как памятник был восстановлен, снова его покалечили: вместе с грифом исчезли струны и смычок. Много месяцев «Виолончель» так и стоит надломленная.

Фото из архива «АиФ в ВС»

Автор скульптуры Илья СТАВСКИЙ рассказал «АиФ в ВС», что в Интернете его детище уже называют скульптурой-провокацией: мол, сломают - не сломают? Восстанавливать свою работу Илья не видит смысла.

- Скорее, стоит изобрести какую-то «антивандальную систему» или же полностью переделать работу и возродить её уже в другом материале, - говорит художник. В таком пристальном внимании хулиганов он старается находить позитивный момент - стимул сделать скульптуру интереснее и совершеннее. Кстати, какую-то системность в нападках вандалов Илья исключает, он склонен считать, что это скорее досадная неприятность. В целом же, убеждён скульптор, иркутская публика должна несколько дозреть и успокоиться.

- Возможно, уже через пару лет ситуация ощутимо изменится, - полагает мастер.

Комментарий
Элина АВАНЕСОВА, детский семейный психолог:

- Вандализм - это одна из форм проявления агрессии. Такие проявления обычно характерны для подростков, ведь у них происходит формирование личности в социальной среде. Хотя, конечно, встречаются вандалы среди людей зрелого возраста, если юношеская проблема так и не была решена.

Откуда берётся агрессия? Это протестная реакция, вызванная, как правило, подавлением детей со стороны родителей, неприятием их в компании друзей, чувством ненужности… Стремятся навредить, нанести ущерб, как правило, те, кто не ощущает собственной значимости, кто постоянно бывает вынужден лишь подчиняться. Вандализм - это своего рода форма невосприятия среды людьми, непринятыми обществом.

Родителям стоит иметь в виду: когда ребёнок замыкается в себе, подолгу молчит, не выходит на контакт - это уже проявление так называемой символической агрессии. Если не предпринять никаких мер и не помочь ему, то вскоре может наступить уже физическая агрессия - желание что-то сломать и разрушить. И самый вероятный её выплеск - вандализм, когда человек стремится навредить исподтишка, пока никто не видит.

- Среди молодых людей есть такое течение - что-то вроде охотников за уличными трофеями. - знакомит нас с ситуацией изнутри Антон ИВАНОВ, студент-архитектор. - Кто-то, например, по ночам откручивает дорожные знаки и коллекционирует их. Кто-то на спор, из чувства азарта с упоением выносит из ресторанов стаканы или ложки - не потому, что в доме нет посуды, а именно в попытке «поймать адреналин». И составляют, кстати сказать, целые сервизы. Мне кажется, что спиливание архитектурных элементов - тех же корон у двуглавых орлов - это тоже своего рода страсть к коллекционированию, вот только в чём польза и удовольствие от такого занятия - непонятно. Многие из моих друзей, кстати, считают, что это даже своеобразная слава для скульптора: мол, его заметили. Но лично мне обидно представить, что кто-то из спортивного интереса будет «курочить» мою работу, - уверен молодой человек.

«Принцип разбитого окна»

Впрочем, даже в Иркутской области есть положительный опыт решения такой проблемы. В небольшом шахтёрском городке Черемхово за три с небольшим года удалось приучить публику бережно относиться к малым скульптурам. Главный архитектор муниципалитета Татьяна БОГДАНОВА с гордостью перечисляет «свежие» памятники, открывшиеся на её малой родине: памятник шахтёрам, учителю, ямщику Кабакову - первому здешнему жителю, композиции «Айболит и звери», «Любовь и голуби», памятник драматургу Владимиру Гуркину и даже монумент, прославляющий экскаваторный ковш. Для пятидесятитысячного городка угольщиков список очень внушительный.

«Малая архитектурная революция» здесь началась семь лет назад.

- Люди настолько не привыкли к красоте, что первое время стремились разрушить, сломать и унести домой всё, что можно. Срывали даже цветные флажки на улицах, били фонари, - рассказывает Татьяна Ивановна. С провинциальными проявлениями боролись упорством и педантичностью. Каждый разбитый фонарь старались заменить уже на следующий день.

- Главное здесь - «принцип разбитого окна»: если один увидит разбитое окно, то кинет камень в следующее, а потом пойдёт по накатанной, и весь дом превратится в руины. Чтобы научить людей беречь свой город, нам приходилось ремонтировать, ремонтировать и ремонтировать пострадавшие фонари, памятники и скверы, - пару лет назад рассказывал в интервью «АиФ в ВС» мэр Черемхова Вадим СЕМЁНОВ (именно ему черемховцы приписывают «архитектурную революцию»). Сейчас многие замечают, что даже на улицах небольшого города стало чище, а памятники превратились из «мишеней» для хулиганов в предмет общей гордости. Получается, выход есть…

Кстати, по закону за порчу памятников полагается наказание: есть статьи и в уголовном, и в административном кодексе.

- Самое суровое - до трёх лет лишения свободы, - объясняет Анна СВИНАРЕНКО, специалист службы ГУ МВД России по Иркутской области.

Вот только в Приангарье крупных уголовных дел по этому поводу не было, хотя вопиющих случаев - хоть отбавляй. Вот такой непраздничный диссонанс.

 Подписывайтесь на наш оперативный Твиттер и комментируйте материалы Вконтакте

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах