aif.ru counter
59

Михаил Никапелюк помнит войну, как будто не было этих 65 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. «АиФ - В Восточной Сибири» 17/03/2010

Именно такого правила придерживался в бою и в жизни ветеран Великой Отечественной войны из Нижнеудинска Михаил Николаевич Никапелюк.

Идя на интервью с ним, я была уверена, что разговор получится коротким и сбивчивым. Всё-таки в таком возрасте и память уже не та, и здоровье хромает. Спустя три часа беседы сМихаилом Николаевичем мне захотелось написать о нём не статью, а книгу. Удивительно, но в свои 88 ветеран полон сил и энергии, он детально помнит все бои, в которых участвовал 20-летним парнем, и кажется, готов рассказывать о войне сутками, причём логично и последовательно. Пояснив какой-то момент, Михаил Николаевич всегда держит в голове, на чём он остановился ранее, и обязательно завершает свою мысль до конца. Увидев у меня диктофон, фронтовик посетовал: «Вот бы мне такую штуку - записал бы свои воспоминания для потомков, а то рука уже не успевает за мыслями».

22 июня. Первый бой

Михаил Николаевич прошёл войну от начала до конца. Он родился в селе Трояны Одесской области (ныне село Образцово Кировоградской области) и оттуда же ушёл в армию в августе 1939 года.

- На призывной комиссии комиссар спрашивает: «Где желаешь служить?» - вспоминает фронтовик. - Отвечаю: «В кавалерии». Так как у меня дед был кавалеристом. Я лошадей с дет­ства любил, если поймаю коня за гриву, то целый день с него не слезу. Так меня устроили служить в полковую школу в местечке Дубно (Западная Украина). В январе 1941 года всех курсантов пешим маршем отправили в Бердичево. Пока шагали около 500 км, поотморозили себе уши, руки, ноги.

22 июня нас подняли по тревоге и распределили по воинским частям. Попал в пехотный полк, который принял первый бой в том же Дубно. Это спустя несколько лет мы были стреляные волки, а тогда при звуке самолёта разбегались, как суслики. Советские войска, по сути дела, были совсем не готовы к обороне. Держались, как могли, чтобы отразить натиск врага. Боевые действия продолжались круглосуточно: переходя из города в город, мы отступали, оборонялись, окапывались. В октябре 1941-го на одной из переправ наш батальон прикрывал отступление полка, немцы взорвали мост, два батальона успели переправиться на правую сторону реки, а мы остались на левой. В конце концов уцелело всего семь человек, среди них был и я.

В тылу врага

Бойцы решили любыми путями вернуться в тыл, но попали в плен к немцам. Михаил Николаевич прекрасно понимал, что если их погонят в лагеря, то там и сгноят. Дождавшись удобного момента, он подал товарищам условленный знак, чтобы те бросились врассыпную. Так и сделали. Естественно, Михаил мечтал вернуться в воинскую часть, предпринимал несколько попыток прорваться, но каждый раз возвращался в село изнурённый и злой. В очередной раз бежав, он познакомился с женщиной, которая помогла ему влиться в русский партизанский отряд.

- Передо мной стояла задача не из лёгких - войти в доверие к немцам и выполнять задания отряда по шпионажу и организации диверсии в тылу противника, - пояснил ветеран. - Так, с декабря 1941-го по апрель 1943-го днём я работал на немцев, а ночью - на русских. За мной велось особое наблюдение, но я «вязал вязы», как говорится, без единого узелка. Все сведения передавались только с глазу на глаз. Ведь чуть ли не кровью расписался о неразглашении всех операций.

Сейчас Михаил Николаевич признаётся, что те три года, что он прожил в оккупации, показались ему каторгой для одиночки. В апреле 1943-го русские войска освободили Украину, и партизанский отряд влился в регулярную воинскую часть.

- Я и в армии был «лазутчиком», - лукаво посмеивается ветеран. - Как только часть прибывала на новое место дислокации, обязательно две-три ночи не спал, шарил по траншеям, изучал расположение противника, чтобы легче было ориентироваться во время боя.

Самым страшным и жестоким сражением, в котором участвовал наш земляк, оказались бои в Будапеште в Венгрии. Они длились 25 дней, общие потери составили 300 тысяч человек, из них 180 тысяч - русские воины. Ещё одно болезненное для ветерана воспоминание - о ранении в правую ногу, когда молодой солдат чуть не остался инвалидом. На самом деле осколок неглубоко вошёл в ткани, но до ближайшего госпиталя Михаила везли 10 суток в кузове грузовика. За это время нога почернела, раздулась и стала толще тела. При первом осмотре врач вынес решение: «Гангрена - ногу ампутировать. Иначе ему осталось три дня». - «Три дня, да мои, - отрезал солдат и не подпустил к себе врачей. - Лучше обе руки отнимите. Любые боли вытерплю без наркоза, не пикну даже». Пришлось доктору прооперировать Михаила «на живую», а через 20 дней рана затянулась. Михаил Николаевич считает, что это дело рук его ангела-хранителя, который, кстати, не один раз спасал жизнь молодому бойцу.

- Как-то помню, отстал от взвода, не успел окопаться и встретил бой в небольшой канаве. На мне была каска, а на спине привязан котелок. Немец поливал меня из автомата, пули рикошетили от каски или попадали в котелок. Потом сослуживцы насчитали в нём 12 дыр. Действительно, чудом уцелел, не иначе как ангел берёг меня.

День Победы… 14 мая

Великую Отечественную войну Михаил Николаевич закончил в Праге, причём не 9, а 14 мая. Когда все уже праздновали День Победы, на полк, в котором служил наш герой, в лесу напала банда из 500 человек. Потребовалось 5 дней, чтобы окончательно уничтожить врагов. Затем была маленькая передышка - и снова война. Только теперь с японцами.

- Сначала прибыли в Москву, я тогда впервые увидел столицу, за которую воевал 5 лет. Потом был пеший переход через всю Монголию, однако силы нашей дивизии не понадобились, с июля по сентябрь мы простояли в ревизии, в конце концов нас погрузили в эшелоны и высадили в Нижнеудинском гарнизоне.

Здесь Михаил Николаевич служил ещё до 1948 года, демобилизовался, женился, растил троих детей, работал. Причём возглавлял развалившиеся предприятия, поднимал их за год-два, а то и меньше. Фронтовик и сегодня готов к «бою».

- Если бы меня сейчас носили ноги, как раньше, пришёл бы к мэру и сказал: «Дайте мне предприятие, которое не может вылезти из своей «бюрократической кожуры», я попробую его реанимировать», - смело заявляет ветеран. - В России перевелись настоящие мужики. Одни лодыри и алкоголики пошли. Большинство мужчин потеряли силу воли и духа, в 60 лет уже записываются в старики.

У Михаила Николаевича растут 8 внуков и 11 правнуков, и всех он учит стойко переносить любые трудности и лишения. Сегодня главная мечта ветерана - присутствовать на параде в честь 65-й годовщины Победы, пусть даже на инвалидной коляске. Участник Великой Отечественной войны не один год обращается к местной администрации с просьбой переселить его из двухкомнатной квартиры на четвёртом этаже даже в однокомнатную, но на втором.

- Материально нас не обижают, а вот простого человеческого внимания не хватает, - пожаловался фронтовик, протянув мне в качестве гостинца апельсин.

После общения с Михаилом Николаевичем меня до сих пор не покидает мысль о том, что сегодняшнее поколение много говорит о своём долге перед ветеранами Великой Отечественной войны, но далеко не всегда выполняет его. Тем временем воинов-победителей с каждым годом остаётся всё меньше....

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах