aif.ru counter
175

Пленница войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. «АиФ в Восточной Сибири» 13/05/2015

Количество военнопленных, угнанных в Германию во время Великой Отечественной войны, до сих пор является предметом дискуссий как в нашей истории, так и в немецкой. По данным Генштаба Вооружённых Сил России, в плену погибли около 4,5 млн человек. Немцы считали их неполноценными, тупыми существами, которых нужно либо убивать, либо использовать в своих целях. Всё это полной мере на себе испытала иркутянка Ирина Алексеевна Короткова.

Безжалостная судьба

Судьба наотмашь била Ирину Алексеевну с самого раннего детства, которое пришлось на голодные 30-е годы. В 1935-м её многодетная семья лишилась матери: она умерла после долгой болезни. Через два года репрессировали отца.

- После ареста я увидела его через год, - рассказывает она. - Мой дядя сказал, что заключённых привезут на пароходе, нужно добраться на пристань вечером. Их вывели колонной, я его увидела, бросилась навстречу со слезами. Но меня вытолкали оттуда, даже не успела ничего сказать отцу. Он сгинул до войны в лагерях, а где - я так и не узнала.

Фото: Из личного архива

После войны Ирине выдали свидетельство о смерти отца, по которому он умер в родном городе, чего не могло быть на самом деле. Когда она начала искать правду, стало известно, что его увезли на Дальний Восток. В итоге родным вручили документ, что отца реабилитировали.

Родной город Ирины - печально известную Мологу, располагавшуюся при впадении одноимённой реки в Волгу, затопили во время строительства волжского гидроузла в 36-м году. Сейчас на этом месте плещется Рыбинское водохранилище. Но тогда для 11-летней сироты самой страшной была на потеря малой родины, а жизнь в детском доме. В воспоминаниях Ирины прочно засело то время, когда детдомовские подростки подкарауливали её возле дверей буфета, избивали и отбирали еду.

В 1940 году родной брат Ирины Владимир увёз младшую сестру в деревню под Ленинградом - к родственникам своей жены. Едва она успела закончить здесь шестой класс, как началась война, а уже в сентябре 41-го деревню оккупировали немцы. Ирина Алексеевна вспоминает, что и взрослым, и детям пришлось много работать на оккупантов: рыть траншеи, расчищать снег, таскать дрова из леса. Но всё это время они больше переживали за то, что в блокадном Ленинграде остались родственники, которым было во сто крат хуже.

Годы неволи

В 1942 году фашистские захватчики увезли семью Ирины в оккупированную Ригу. Здесь ленинградских пленников отправили на местный мясокомбинат, где уже к тому времени рабствовали сотни жителей Польши и Украины. С утра до ночи они общипывали кур.

- Помню, в Риге нас поселили в сарай, где все стены были исписаны названиями городов и фамилий, - говорит Ирина Алексеевна.

Через несколько месяцев семья оказалась на одной из местных свиноферм, а оттуда в 1943 году её отправили в Германию. Привезли в город на Эльбе - Макдебург, а через некоторое время пригнали в деревню Драйлебен в сельскохозяйственный лагерь. Здесь немцы на огромных полях выращивали сахарную свёклу. Также, как и остальных пленников-гастарбайтеров, их поселили в сараи. Национальный состав оказался пёстрым: русские, поляки, украинцы, чехи. Хозяева не разрешали им разговаривать между собой, ходить друг к другу, а за нарушение правил лишали еды.

Немецкий часовой утром выгонял на поля и следил за качеством работ, а вечером давал отбой. Как вспоминает Ирина Алексеевна, надсмотрщик подробно объяснял и показывал, как сажать и ухаживать за сахарной свёклой, но работать нужно было очень быстро. Трудиться на огромных полях приходилось без отдыха в любую погоду - и под палящим солнцем, и под проливным дождём, и в холод. Физические страдания молодой девушки усугубляли угнетающее чувство неволи и непрерывное душевные муки.

Весной 1945-го стало известно, что войска Красной Армии находятся на подступах к Германии.

- В один прекрасный день мы не дождались нашего конвоира, зато услышали гул танков. Думали - наши, оказалось - американские, - рассказывает Ирина Алексеевна. - Союзники яростно уговаривали нас поехать в Америку, говорили, что дома всех сошлют в Сибирь, потому что мы работали на немцев. Но для нас самым главным тогда было - вернуться на родину.

В апреле 1945 года всех пленных передали советским войскам. Холодным туманным утром на берегу Эльбы освобождённые испытали неистовую радость, услышав с другого берега русские маты.

После войны Ирина поступила в Ленинградский техникум, собиралась, как и старший брат, стать банковским работником. Однако после успешной учёбы ей, как бывшей пленнице, сообщили, что она больше не может оставаться в Ленинграде, и отправили в Забайкалье

Так дипломированный экономист стал нормировщиком вагонного депо, но Ирина Алексеевна никогда не жалела, что работала на железной дороге. В городе Борзя она прожила пять лет, здесь же познакомилась с будущим мужем Галиулом Якубовичем Абрагимовым, который тогда работал ревизором станции. Позже семья железнодорожников переехала на станцию Зима, а потом в Иркутск. Ирина Алексеевна с радостью вспоминает этот переезд: в то время город интенсивно развивался и буквально утопал в зелени. Здесь она продолжила работать уже оператором локомотивного депо на станции Иркутск-Сортировочный, затем - техником по учёту локомотивного парка. 28 лет работы на Восточно-Сибирской железной дороге для Ирины Алексеевны стали самым важным и особым периодом в жизни, когда работа приносила удовольствие и стабильность.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах