aif.ru counter
123

Сибирские правители жили по-царски, грабили обозы и доверяли власть любовницам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. «АиФ - В Восточной Сибири» 17/11/2010

А где столица, там обязательно воевода или губернатор, одним словом, - представитель верховной власти со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В Иркутске размещали свою временную резиденцию несколько десятков высокопоставленных сановников. Каждому из них везло и не везло по-своему. Кто-то и года не смог удержаться у кормила государственной власти, а кто-то расставался с ней с огромным стажем за плечами. Кто-то остался в памяти потомков никудышным правителем, а кто-то заслужил их уважение и почитание.

Гагарин, Немцов и другие

Сибирский губернатор князь Матвей Гагарин недолго правил этой отдалённой российской провинцией, но тем не менее сумел себе сколотить огромное состояние. Он отстроил свой губернаторский дом с немыслимой роскошью, украсил его аквариумами с золотыми рыбками, а свой конный экипаж подковал золотом и серебром. Каждый свой выезд в город он требовал обставлять царскими почестями. Наконец зарвался настолько, что перестал выполнять царские указы и даже стал действовать им наперекор. Князь Гагарин жил в эпоху Петра I и за своё непослушание поплатился самым жестоким образом. Российский самодержец приказал доставить к себе этого «сибирского героя», и после недолгого дознания ему отрубили голову на плахе. Несколько позже та же участь постигла иркутского воеводу Лаврентия Ракитина. Он отправился за Байкал на встречу возвращавшегося из Китая с караванною казной купца Гусятникова и ограбил его. Ракитина вывезли в Петербург и там казнили.

Затем был губернатор Фёдор Глебович Немцов. Он правил в Иркутске около трёх лет. Ничем особенным не отличился, зато завёл себе лейб-стражу под названием «Глухая команда». У сибирского губернатора Дениса Ивановича Чичерина находилось в личном распоряжении 150 гайдуков, которые везде следовали за ним по пятам. Зачем ему нужна была такая армия телохранителей, как не для того, чтобы подчеркнуть своё высокое положение и значимость? Из подражания епископам Иркутскому и Нерчинскому, которым звонили во все колокола, иркутский губернатор Адам Иванович Бриль приказал при своём выезде стрелять из пушек.

Но дальше всех пошёл начальник Нерчинских заводов сумасбродный Нарышкин - этот некоронованный король и один из иркутских правителей. Он не только устраивал пиры, где гостям подавали целые зажаренные туши быков, но то ли от щедрот своей души, то ли по глупости разбрасывал казённые деньги. Составил из крестьян и каторжников стражу, а из бурят - гусарский полк, с которым брал штурмом мирные населённые пункты. Как видно из этих примеров, сибирских правителей быстро охватывало упоение властью и они считали за правило совершить какое-нибудь «геройство». Многие из них только тем и запомнились современникам.

Плохие и хорошие

Правда, не всё так черно в нашей истории. К примеру, прекрасный отзыв иркутских летописцев получило пятилетнее правление губернатора Франца Николаевича Кличка. Он оставил по себе память как человек умный и весьма деятельный. Иркутский губернатор Карл Львович Фрауендорф запомнился горожанам своей любовью к математике, и только преждевременная кончина помешала ему отличиться на научном поприще.

Потом на представителей верховной власти Иркутску просто не везло. К нам приезжали всё сплошь генералы, которые хоть и имели боевые заслуги и награды перед Отечеством, но не обладали достаточными способностями для исполнения губернаторских обязанностей. Иван Варфоломеевич Якоби - первый наместник Иркутский и Колыванский прибыл в Иркутск в сентябре 1783 года вместе со ста пятидесятью подчинёнными: чиновниками, прислугой и даже музыкантами. Одно осталось в памяти горожан о нём: пышно и весело жил. За время его правления иркутянами было отправлено в сенат около 60 жалоб и доносов на этого иркутского сатрапа. Впоследствии справедливость вроде бы восторжествовала - деятельностью Якоби заинтересовались судебные инстанции, и он находился под следствием около 10 лет. Только славное прошлое Якоби, участника русско-турецкой войны, спасло этого государственного мужа от более страшного наказания.

После бесцветного правления Ивана Алфёровича Пиля и Христофора Андреевича фон Трейдента появился в Иркутске Борис Борисович Леццано. Гордый и надменный, он не поладил с городским головой Новицким, а иркутян вывел из себя тем, что насильно заставлял их разводить огороды, сажать картофель и обсаживать город берёзками.

Леццано сменил Иван Осипович Селифонтов. До назначения в Иркутск он прошёл путь от гардемарина до капитана 1-го ранга, участвовал в морском сражении с турками, затем стал сенатором и тайным советником. В Иркутск приехал под закат своей политической карьеры без губернаторши, но с любовницей мадам Боенну (Бойе) с дочерью, чем шокировал добропорядочное местное общество.

Без малого три года эта ловкая француженка и весьма деловой правитель канцелярии Бакулин вертели Селифонтовым, как хотели, и управляли чуть ли не всей Сибирью (Томская, Тобольская и Иркутская губернии тогда составляли единое административное образование). Достаточно отметить, что чиновничьи места продавались, как на аукционе. Причём мадам Боенну из этого не делала секрета, полагаясь на покровительство генерал-губернатора. Коррумпированность местной администрации зашла так далеко, что в 1806 году Селифонтова отстранили от должности с запрещением въезжать в обе столицы.

На этом можно завершить восемнадцатое столетие. Перечислять всех высокопоставленных чиновников, думается, нет смысла, хотя среди них и попадались неплохие люди, сделавшие в Иркутске много полезных дел.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах