aif.ru counter
237

Мировые рекорды Олимпиады-80 закладывались в Приангарье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. «АиФ в Восточной Сибири» 22/01/2014 Сюжет Сочи-2014
Vladimir Rodionov / wikipedia.org

В прокопчённой сажей и дымом маленькой кочегарке в отдалённом Чунском районе удалось разыскать мне Леонида Тушенцева. Сегодня он совершенно безызвестный сторож-истопник, а 34 года назад его имя не сходило со страниц чунской районной прессы. Да что районной - о нём писала Москва, она же его и награждала…

Леонид Тушенцев Фото: АиФ / Олеся Мухина

 «Страшный экзамен»

Работа по подготовке заключалась в том, что на Лесогорском ЛДК его работники изготовили для спорткомплекса «Крылатское» покрытие велотрека. Более ответственного государственного заказа, чем тот, что был доведён до предприятия за год до Олимпиады - в 1979 году, оно до этого не получало. Подобный заказ поступил ещё на пять предприятий крупнейшего в Иркутской области объединения «Иркутсклеспром». Почему такой чести - изготовить покрытие велотрека на Олимпиаду-80 были удостоены именно сибирские предприятия? Ответ оказался простым: потому что только в этих краях растёт сибирская лиственница - самая крепкая порода древесины.

Лиственницу повезли в Лесогорск все лесозаготовительные предприятия Чунского района. Для работы с ней была специально сформирована бригада из инженерно-технических специалистов. Они отбирали только первосортную лиственницу, помещали в сушильные камеры и далее распиливали на брусок в соответствии с особыми техническими условиями. Леонид Тушенцев в бригаду ИТР не вошёл, в то время он работал простым слесарем-наладчиком, но именно ему поручили подготовить станки для предстоящей, без преувеличения сказать, ювелирной работы. Потому что с первых дней работы на комбинате этот человек зарекомендовал себя настоящим технарём: станки, оборудование были его стихией, он мог разобрать и собрать их с закрытыми глазами. Был отведён небольшой срок на капремонт, и Леонид Николаевич с ещё тремя помощниками идеально подготовил к работе многопильный, строгальный и торцовочный станки. Говорит, ночами не спал, разбирался с чертежами, а утром претворял в жизнь все тонкости наладки.

Современный велотрек. Фото:  Алексея Гусева

- Когда начали пилить брусок, к нам на комбинат прибыл человек из лесотехнической академии. Говорили, какой-то доцент, учёный, - вспоминает Леонид Николаевич. - Он привёз свои приборы, замерил наш брусок. Честно сказать, у меня душа - в пятки, ведь всё равно волнение было, несмотря на мою внутреннюю уверенность. Я знал, что здесь роль играет даже не миллиметр, а доли миллиметра. Но когда проверяющий сказал: «Молодцы!», у меня отлегло от сердца. Такое чувство было, как будто самый страшный экзамен в жизни сдал.

- На точность станков мы тогда уповали больше всего. Уже в процессе работы как на богов смотрели на пилоточей, - рассказывает Надежда Фирсова, входившая в состав бригады ИТР по изготовлению бруска для велотрека. - Представьте себе, миллиметровый кусочек смолы под зубом пилы мог дать отклонение, вмятину. Поэтому через каждые 15-20 минут меняли пилы. От пилоточей ждали быстрой и тонкой работы. И они ни разу не подвели.

Остались не у дел

О том, что полотно велотрека «Крылатское» зарекомендовало себя одним из самых лучших и быстрых в мире и что во время Олимпиады-80 на нём было установлено 13 мировых рекордов, лесогорцы узнали из статей центральной прессы. К сожалению, ни одному из тех, кто непосредственно участвовал в его создании, не посчастливилось побывать на самих Играх. Награды они получили, а путёвки на Олимпиаду - нет.

Леонид Тушенцев комментирует этот факт с тихой скромностью, присущей ему, как и многим другим труженикам советской эпохи: «Ну там, наверное, и без нас гостей хватало… А мы по телевизору Игры смотрели. Это было грандиозное зрелище, особенно закрытие Олимпиады. И каждый из нас, наверное, думал, что на велотреке есть и его брусок, его лиственница и что это помогает кому-то побеждать. Не скрою, и я так думал».

После памятного 1979 года Леонид Тушенцев ещё много лет отдал любимому делу: работал механиком, начальником цехов на различных предприятиях Чунского района. Он отлаживал и пускал в работу лесопильные потоки с беспрецедентной производительностью. И сегодня у него блестят глаза, когда говорит о своей бывшей работе. Нет, вовсе не пенсионный возраст привёл его в сторожа. До сих пор его умение и опыт могли быть востребованы, если бы не тотальное падение производства, развал крупных лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий. В 90-е годы по Чунскому району словно Мамай прошёл: один за другим закрывались лесные предприятия. Лесогорский ЛДК пал в невидимой войне одним из первых. А специалисты, профессионалы, мастера своего дела, причастные когда-то к грандиозным стройкам, оказались не у дел. Особенно в таких забытых богом глубинках, как Чунский район.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах