aif.ru counter
640

Географ с глобусом в «мобиле». Учитель года-2016 считает телефон помощником

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ в Восточной Сибири» 24/02/2016

Объяснять «пытливому» уму, что всё это ради образованности - бесполезно, юношеский максимализм царит в черепной коробке. А учить той же географии надо! Особенно если учесть результаты прошлогоднего географического диктанта - больше половины участников написали его, скажем так, на «тройку с минусом».

Как заставить ребёнка учить то, что, по его убеждению, в жизни «не пригодится»? Об этом «АиФ в ВС» говорит с человеком, который должен знать ответ, с «Учителем года - 2016» - преподавателем географии и биологии иркутской школы №23 Марэком Ивановым

Захват интересов

Корреспондент «АиФ-Иркутск»: - Марэк Николаевич, сейчас модны тотальные диктанты, Русское географическое общество тоже провело свой. Вас, как учителя географии его результаты не печалят?

Марэк Иванов: - В большей степени это была патриотическая акция, попытка переориентировать наш интерес с «заграницы» на «отечественное», способ привлечь внимание к проблеме. Русское географическое общество провело мониторинг, сделало срез образованности большой массы людей, разных возрастных групп и показало, что, к сожалению, тот же Таиланд мы знаем лучше, чем Прибайкалье.

«Отец разглядел во мне педагога»,  - Марэк Иванов. Фото: Из личного архива

- Такие результаты - это следствие того, что в школе дети не хотят знать географию, даже своей страны, как показал диктант. Как заставить ребёнка «родину любить»?

- Нельзя заставить ребёнка учиться! Но! Можно сделать так, чтобы он захотел сам. Школа - это экспериментальная площадка, сюда нельзя просто приходить и давать урок из учебника. Детям нашего информационного века этого не достаточно, нужно захватить их интерес.

Для этого у меня свои «фишки». Тот же сотовый телефон: обычно, учителя на уроках требуют от учеников отключить их, убрать, а я говорю - достаньте. Включите. Сотовый телефон - это инструмент, и не бороться с ним надо, а использовать во благо.

Дети относятся к мобильнику, как к игрушке, а учитель может показать, что его можно использовать как инструмент для познания мира. Изучая, например, Средиземное море, можно через телефон побывать онлайн в его бухтах. В телефонах есть компас и навигатор, которые нужны при изучении ориентирования. На камеру можно снимать фото и видео и составлять презентации - современные смартфоны позволяют это делать, что называется, на коленке. На самом деле, мало кто из детей действительно умеет задать правильный поисковый вопрос и выстроить логическую цепочку из полученных данных.

Марэк Иванов: «Учитель года не получается на пустом месте». Фото: Из личного архива

Но моя главная «находка» - 3D модели. С помощью телефона, проектора и пирамиды из пластика дети делают голограммы животных, глобуса, океанов - чего угодно! Не всегда ведь можно показать на уроке настоящее животное, зато можно через телефон найти в интернете его изображение, скачать и показать объёмное изображение. Например, колибри прямо в полёте!

Используя телефон, ребёнок из пользователя превращается в исследователя, помощника учителя. Это совсем другой уровень учёбы.

Наглядные науки

- Если не гаджетом, то чем ещё можно завлечь детей?

- География и биология - это наглядные науки! Например, рыб мы изучаем по её местным представителям - гольцу, хариусу, омулю - дети сами приносят. Или, например, однажды они принесли для наглядности на урок двух куриц: местную сибирскую и китайскую хохлатую. Оказалось, что некоторые дети вот так, вживую увидели куриц впервые.

Спортивный туризм - моё давнее хобби - тоже помогает мне  в работе. Мы с учениками ходим в туристические походы - Скальник Витязь, Тёмная Падь, Кругобайкальская железная дорога, карстовые пещеры Большого Луга, речка Слюдянка. Но это не просто выходы на природу и созерцание - это навыки проведения научной работы  с последующими отчётами.

- Говорят, что вы с учениками и бактерии выращиваете?

- Да, есть такая лабораторная работа. У большинства, ведь, со словом «бактерия» неприятные ассоциации, а тут… Делается специальный бульон, в котором, растут бактерии. Причём, всё это дома, самостоятельно. Потом дети приносят свою «бактериоферму» на урок, и если всё делали правильно, то бактерии живы и ученики видят это через микроскоп. Вы бы знали, сколько радости и гордости они в этот момент испытывают! Для них это маленькое научное открытие. Разумеется, за которое они получат хорошую оценку.

«География и биология - это наглядные науки!», - «Учитель года-2016». Фото: Из личного архива

- Кстати, об оценках: звучат предложения о возврате к советской системе экзаменации и отказе от тестов ЕГЭ. Вы - сторонник, какой системы?

- Для одних детей ЕГЭ - это огромная возможность перейти на следующую ступень и закончить школу, для других этого недостаточно. Дети разные, и я считаю, что у них должен быть выбор. Почему бы не сделать альтернативой ЕГЭ формат диалоговой сдачи и билетную систему? Может быть, рассуждая, ребёнку проще выйти на правильный результат! Нужно дать ребёнку возможность, а не один лишь инструмент.

Школа для учителя

- А лично для вас, как для учителя, что стало экзаменом, проверкой школой?

- Я закончил институт в 1998 году: дэфолт, сокращения штатов, школы переукомплектованы. Два месяца не мог никуда устроиться. Ну не нужен был в Шелехове, где я тогда жил, преподаватель географии! В итоге удалось устроиться в вечернюю школу. По конкурсу взяли, с испытательным сроком. Так что, обкатку школой я прошёл в «вечерке» Шелехова. Там люди взрослые, знающие, зачем они учатся, после работы, уставшие, не ужинавшие, и не давать им урок на все 100% ты просто не имеешь права!  Проработал там до 2014 года и только потом переехал в Иркутск. После вечерней школы, как же просто было работать в гимназии, лицее, общеобразовательной школе!

- Потому что в «вечерке» имели дело с бывшими «двоечниками» и застарелыми неучами?

Нет. Там учились люди, которые многого добились в жизни, но в своё время не закончили школу, и им пришлось вернуться за школьные парты. Большинство - старше меня. Например, в моём последнем выпуске половина учеников была из ИркАЗа, остальные - с кабельного завода, ЖБИ, со строек - ребята, которые в своё время закончили «девятилетки», пошли в ГПТУ, стали работать, поднялись до мастеров, бригадиров, звеньевых, а чтобы расти дальше, требовалось полное среднее и высшее. Вот такие у меня «дети» были. С ними у меня и выработался мой стиль преподавания.

- То есть, можно сказать, что победой на «Учителе года» вы обязаны вечерней школе?

- Своей нынешней. Учитель года не получается на пустом месте, а здесь просто питательная среда для того, чтобы «выстрелить»! Тут сильные традиции и потому половина преподавателей - победители «учителей года» и других конкурсов.

-Традиции традициями, но, наверное, нужно, чтобы в учителе было что-то, как говорят, «от бога»?

- Не от бога, скорее от родителей. Когда я победил в конкурсе, то позвонил отцу и сказал: «Это благодаря вашему воспитанию». Отец - человек высокого интеллекта, военный в третьем поколении, полковник, командир бригады. А мама медик по образованию, но военный медик - старшина медицинской службы.

- Почему вы не продолжили династию?

- Мне хотелось, но отец отговорил. Был 1993 год, крушение империи, развал армии. Отец сказал: «Не в это время. Я сейчас сам не ухожу только потому, что присягу давал… Попробуй педагогический? Офицер работает с 18-летними детьми, а ты будешь работать с маленькими, готовить нам высококлассных будущих солдат». (Смеётся) Это отец разглядел во мне педагога.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах