aif.ru counter
08.11.2019 12:43
62

Место под солнцем. Помогут ли «зимние города» и бизнес удержать молодёжь?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. «АиФ в Восточной Сибири» 06/11/2019
Молодёжь стремится в основном в Москву и Санкт-Петербург, где можно «конвертировать» полученные в Сибири знания в хорошую зарплату.
Молодёжь стремится в основном в Москву и Санкт-Петербург, где можно «конвертировать» полученные в Сибири знания в хорошую зарплату. © / pixabay.com

Из Иркутска хотят уехать 29% молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет. Такой вывод сделали эксперты финансового университета при правительстве РФ. Они, анализируя тенденции оттока из российских городов, спрашивали у респондентов, куда бы те хотели отправиться в поисках лучшей жизни в ближайшие семь лет.

Ответы вполне ожидаемые: молодёжь стремится в основном в Москву и Санкт-Петербург, где можно «конвертировать» полученные в Сибири знания в хорошую зарплату.

«Две тридцатки»

Хоть иркутянку Анастасию Михееву столицы не особо интересуют, она всё же пакует чемоданы, у неё в кармане – билет в один конец до Сочи. Когда спрашиваешь девушку, почему она уезжает из ставшего родным города (в столицу Приангарья Настя 12 лет назад перебралась из посёлка Мама, поступив в университет), она ёмко отвечает: «Две тридцатки: температура минус 30 зимой и зарплата 30 тысяч рублей в любое время года».

Надо сказать, история переезда иркутянки и началась как раз с трескучих сибирских морозов.

«В 2018 году я решила попробовать себя в удалённой работе. Мне попросту надоело стоять в пробках зимой в неотапливаемых автобусах, – рассказывает девушка. – Я уволилась из строительной компании, где, трудясь маркетологом, получала около 30 тыс. рублей (казалось, это был мой «потолок», но хотелось зарабатывать больше). Начала искать «удалёнку». Я упорно рассылала резюме в компании по всей стране, и пока предложений не было, на скопленные деньги поехала в двухнедельный отпуск в Сочи. Там местные рассказывали мне, какая у них хорошая зима: +15, как у нас в сентябре. Тогда я ещё больше захотела работать без привязки к офису, потому что это давало мне возможность пожить в другом регионе –  например, на Кубани. Там ситуация с зарплатами хуже, чем в Иркутске, поэтому удалённая работа меня бы особенно выручила. Спустя полгода после увольнения я нашла хорошую вакансию в московской компании. Началось всё с небольших заказов, но теперь уровень моей зарплаты – около 50 тыс. рублей при 5-7-часовом рабочем дне. Я быстро накопила на переезд и в середине ноября уезжаю на юг «на разведку». Посмотрим, что из этого получится. Пока планирую свой 30-й день рождения встретить на берегу моря».

Скорее всего, поиск места под солнцем, о котором говорит Анастасия, считается переездом «по личным и семейным обстоятельствам». По данным службы ЗАГС по Иркутской области, такие причины называют 57,7% людей, покидающих регион. Ещё 14,2% объясняют отъезд сменой работы, 12,5% возвращаются к прежнему месту жительства, а 9,6% уезжают получать образование.

«Сделали ручкой»

Между тем, по данным на 1 сентября 2019 года, общая численность Иркутской области показала рекорд. В регионе, по данным той же службы ЗАГС, остались 2,397 млн жителей. Это исторический минимум за 30 лет. Только за последнее десятилетие Приангарье показало «минус» в 50,5 тыс. человек. За прошлый год убыль составила 6,4 тыс. человек. Этот год пока менее убыточный: за 6 месяцев 2019-го региону «сделали ручкой» 26,854 тыс. жителей, зато 26,331 тыс. человек стали нашими новыми земляками. В итоге население Приангарья уменьшилось только на 514 человек.

«Однако мы теряем не количеством, а качеством. Ведь кто уезжает? Возрастная структура миграции для Иркутской области не самая благоприятная. Около половины покидающих регион – люди в возрасте от 17 до 40 лет. Еще около 17% приходится на детей и подростков до 17 лет. А это самые важные возрастные категории для будущего Приангарья», – сообщает пресс-служба ЗАГСа.

Принято считать, что население теряет сейчас в основном сельская местность, однако проблема есть и в городах, где годовые потери колеблются от 0,1 до 1,6%. Это информация Иркутскстата. В прошлом году «чемпионом» по оттоку стал Бодайбо, откуда уехали 3,1% жителей. А за 16 лет (с момента переписи 2002 года) «золотая столица» лишилась почти трети населения. Кроме того, 18-21% жителей уехали из городов Свирск, Тулун, Усть-Илимск, Киренск, Железногорск-Илимский, Усть-Кут, Алзамай, Байкальск, 14-16% – Усолья-Сибирского, Черемхово, Вихоревки, Нижнеудинска, Тайшета, Бирюсинска; 9-12% – из Ангарска, Братска, Зимы, Саянска; 5% – из Слюдянки; 7% жителей (или 183,9 тыс. человек) потерял регион в целом.

Из всех городов, а их в Иркутской области 22, за эти 16 лет «плюс» показали только два – Иркутск и Шелехов, их численность выросла на 5 и 2% соответственно. Город металлургов, кстати, по итогам прошлого года, стал единственным населённым пунктом региона с благоприятным балансом и рождений-смертей, и прибытий-убытий. Скорее всего, на руку Шелехову играет близость к региональному центру и куда более выгодные, чем в Иркутске, цены на недвижимость.

«Город, в котором никто не умирает»

Эксперты, которые за последнее время выступали на разных иркутских площадках, предлагали различные способы решения проблемы оттока и развития городов Сибири в целом. Так, писательница, популяризатор науки Ася Казанцева во время лекции на книжном фестивале предложила раз в 10 лет переносить столицу России в какой-нибудь город: Иркутск, Омск, Хабаровск, чтобы навести там порядок.

Блогер-урбанист из Москвы Илья Варламов, выступая на форуме «Движение вверх» в Иркутске, сказал, что главное для человека, живущего в провинции, – возможность реализовать себя там, где он живёт.

«Меня как-то пригласил губернатор Омской области и задал такой вопрос: «Люди бегут из Омска. Что ты посоветуешь?» Я думаю, что естественная потребность человека – самореализация, и если в его городе нет такой возможности, то люди будут уезжать, – рассказал Варламов. – Также мне кажется, что идеальный город, из которого никто не захочет бежать, – город, в котором никто не умирает. И начать следует с безопасности на дорогах».

Один из идеологов 130-го квартала, руководитель проекта «Иркутские кварталы» Сергей Маяренков считает, что удержать людей от переезда на юг можно с помощью создания «зимних городов».

«Несмотря на то что у нас 9 месяцев в году зима, мы живём в летних городах. Думаю, мы сможем создать такие технологии, когда можно будет, прогуливаясь по городу, погреть руки, ноги, взять напрокат что-то тёплое, зарядить телефон. Я призываю молодёжь, искать способы, инновации, создавать стартапы в области того, что делает жизнь зимой комфортнее. Это может стать «фишкой» Иркутска. Помимо того, что надо сохранять здесь старое, надо уметь создавать новое – но со своим лицом», – отметил Сергей Маяренков.

Личный опыт

Основатель диджитал-агентства в Иркутске Антон Паймышев:

«Мы начинали в Братске, потом перебрались в Иркутск и уже больше девяти лет работаем отсюда с клиентами со всего мира – от Сибири до США и Исландии. Занимаемся интернет-проектами от создания до продвижения и вошли в сотню лучших компаний России в своей сфере. Как мне кажется, от других подобных организаций нас отличает в том числе и то место, где живём: мы позиционируем себя как агентство с берегов Байкала. Нам нравится здесь жить, и мы не собираемся никуда уезжать. Мне кажется, этим и выделяемся.

Развивая бизнес в регионе, можно вырасти до компании федерального и даже международного уровня, уезжать необязательно. По моему опыту, чтобы вырасти, важно равняться не на своего соседа, а на лучших в той области, в которой ты трудишься. Это ещё в Братске помогло нам хорошо стартовать. Ещё одно важное правило – необходимо развивать сотрудников, даже если они сами не думают об этом. Наша сфера – информационные технологии полностью построены на людях, это главный капитал. Но люди уезжают отсюда в столицы, а значит, надо постоянно думать о том, как учить новичков, ведь готовых кадров для нашей сферы здесь, как правило, нет.

Наблюдение: одно время по Иркутску висели баннеры с надписью «Иркутск – город столичный». Я прямо балдел от этого. На мой взгляд, это просто квинтэссенция всех комплексов провинциальности. Почему не написать сразу: «Иркутск – центр Млечного пути»? Ну, чтоб уж не стесняться. А это, кстати, самая первая проблема, которая мешает развитию компании, да и человека в провинции –самовлюблённость».

Комментарий

Доктор социологических наук Константин Григоричев:

«Отток – это совершенно нормальный процесс. Молодёжь стремится в динамично развивающиеся центры – в столицы экономические, культурные, политические, где больше возможностей, больше шансов. Тем более в России общий миграционный тренд – люди едут с востока на запад, это уже давно называют специальным термином «западный дрейф миграции». Всегда в этом процессе большое участие принимают именно молодые люди, они более активные, менее укоренены на своей родной территорий. К сожалению (или, к счастью), остановить этот процесс невозможно. Он будет идти, пока действуют генеральные тенденции.

Другая сторона медали – нужно делать акцент не на удержании нашей молодёжи, а на привлечении сюда молодых людей из других регионов. Здесь одним из важнейших инструментов могло быть развитие научно-образовательного комплекса. Это то, что в Иркутской области есть и пока ещё достаточно высокого уровня. Мы могли бы получить постоянный приток людей, которые бы получали здесь высшее образование, начинали свою карьеру. Часть из них, естественно, всё равно уедет, но часть останется.

По этой модели в мире живут очень много городов, начиная от английского Оксфорда, где большинство выпускников уезжает (и это абсолютно нормально), и заканчивая близким к нам Томском, где тоже система образования играет роль этакого циркуляционного насоса, притягивая к себе молодёжь и выпуская подготовленных специалистов. Для Иркутска такая модель может неплохо работать, в том числе благоприятно влиять на возрастную структуру и сохранение численности населения».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество