aif.ru counter
11268

Мигрант уже не тот. Гастарбайтеров уберут из транспорта, такси и магазинов?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. «АиФ в Восточной Сибири» 19/06/2019
В Иркутской области впервые ввели запрет на привлечение иностранной рабочей силы по трудовым патентам по отдельным видам экономической деятельности.
В Иркутской области впервые ввели запрет на привлечение иностранной рабочей силы по трудовым патентам по отдельным видам экономической деятельности. © / Коллаж АиФ

Отныне мигранты не смогут работать водителями маршруток и такси, нянями, гидами, продавцами и вальщиками леса. В Иркутской области впервые ввели запрет на привлечение иностранной рабочей силы по трудовым патентам по отдельным видам экономической деятельности. Всего в списке 18 сфер, куда теперь закрыта дорога гастарбайтерам.

Однако это нововведение не значит, что завтра иностранные рабочие «исчезнут» из этих предприятий. Во-первых, ограничения касаются не всех. Они не затрагивают выходцев из стран - членов Евразийского экономического союза – Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Граждане этих государств работают в Приангарье без патентов, им достаточно заключить трудовой договор и можно находиться в стране неограниченное количество времени. По патенту – это максимум два года. Кроме того, новое постановление не распространяется на тех, кто приезжает на основании разрешений на работу либо имеет вид на жительство или разрешение на временное проживание.

Тем же, кто всё-таки попадает под запрет, дадут возможность доработать до окончания действия ранее выданных патентов, но повторно, конечно, на эти вакансии уже не примут. Сколько конкретно это человек, пока не сообщается. Известно только, что ежегодно в области оформляют около 35 тысяч патентов. При этом общее количество трудовых мигрантов колеблется в пределах 65 тысяч человек.

«Эта цифра стабильна на протяжении последних трёх лет. Если и бывают отклонения, то максимум на 10% в сторону снижения или, наоборот, роста», – отмечает начальник отдела по вопросам трудовой миграции Управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Иркутской области Ася Горевая.

Однако если сравнивать с более ранним периодом, то поток гастарбайтеров сейчас существенно сократился. Были годы, когда на миграционном учёте значилось более 80 тысяч иностранцев, прибывших с целью работы.

Со специалистами туго

Меняется и национальный состав «понаехавших». Если ещё лет 20 назад в Иркутской области все жутко боялись нашествия китайских мигрантов (они занимали самую большую долю в общем количестве), то сейчас их уверенно оттеснили узбеки. Причём такая тенденция наблюдается по всей стране, даже на Дальнем Востоке, откуда до Поднебесной рукой подать. Китайцам теперь невыгодно и неинтересно ехать на заработки в Россию: их зарплаты сопоставимы с нашими, поэтому люди предпочитают трудиться на родине.

«Самый большой поток гастарбайтеров сегодня идёт с Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Приезжают в основном молодые мужчины в возрасте от 25 до 40 лет, женщин всего 7-8%. Но главная проблема молодёжи (особенно это касается выходцев из сельской местности) - слабое знание русского языка. Хотя в бывших республиках СНГ всегда преподавали и преподают русский язык в школах», – рассказывает специалист.

Трудятся мигранты, как правило, сезонно, возвращаясь к одному и тому же работодателю на протяжении 5-6 лет. Заняты они чаще всего на строительных объектах, пилорамах, в сельском хозяйстве, торговле, общепите. Женщины устраиваются домработницами, посудомойщицами, портнихами, уборщицами, дворниками. Высококвалифицированных специалистов, к сожалению, едет крайне мало. За весь прошлый год, например, их было лишь 513. Прибыли они из США, Канады, Китая, Японии, Сербии, Бразилии, Туркмении.

Иркутские учёные, анализирующие миграционные процессы в регионе, с грустью отмечают, что наметившаяся в период экономического подъёма 2008-2010 годов тенденция, когда к нам стали приезжать высококвалифицированные специалисты, сейчас снова сходит на нет. Сибирь по-прежнему привлекает преимущественно слабообразованных иностранцев, готовых выполнять «чёрную работу», лишь бы прокормить семью на родине. Это уже потом те, кто пошустрее, обживаются здесь, получают гражданство и открывают овощную лавку, кафе или сапожную мастерскую. А дальше начинают трудоустраивать к себе своих братьев, сестёр, дядей и племянников.

Кстати, годовая квота на оформление гражданства в Иркутской области не очень большая – всего около 800 человек, на временное проживание – 1200.

Всех неблагонадежных отсеивают на въезде

Но коренных жителей Приангарья волнует даже не столько численность вновь прибывающих или уже крепко обосновавшихся здесь мигрантов, сколько их благонадёжность. Люди не против дружить с соседями, если они порядочные, честные, не имеют судимости, не страдают социально опасными заболеваниями (туберкулёзом, например) и не распространяют наркотики.

«При выдаче разрешительных документов для въезда в Россию в качестве трудового мигранта кандидата обязательно проверяют на наличие судимости. Если есть непогашенная или неснятая судимость на родине, то будет однозначно отказ в выдаче патента или разрешения на временное проживание», – поясняет Ася Горевая. По её словам, таких неблагонадёжных «товарищей» выявляют не так много – в год 4-5 человек. По медицинским показателям мигрантов также «разворачивают» в обратном направлении в единичных случаях. В прошлом году был лишь один отказ, за 6 месяцев 2019 года – тоже пока один. Если брать общее количество отказов по различным причинам, то в 2018 году «от ворот поворот» дали 194 мигрантам, в этом году – 102.

Что касается нарушений режима пребывания в России, то здесь цифры в разы больше. Только с начала года полицейские составили на трудовых мигрантов более 6 тысяч административных протоколов, свыше 500 человек выдворили за пределы страны, из них каждый второй находился в Иркутской области незаконно. 548 иностранцам и вовсе закрыли въезд в Россию на 3-10 лет.

Если говорить о количестве преступлений, совершаемых гастарбайтерами, то их доля в общем числе правонарушений совсем небольшая, она примерно соответствует доли самих мигрантов в населении региона, отмечают в правоохранительных органах. Обычно приезжие стараются вести себя на чужбине тихо и незаметно, потому что их главная цель – заработать и вернуться домой живыми и здоровыми. Кроме того, здесь мигранты находятся под жёстким контролем общины, часто живут вместе с родственниками, которые стараются следить за их поведением. Но, как говорится, в семье не без урода…

Мнение

Доктор исторических наук, профессор Виктор Дятлов:

«Сейчас уже не встаёт вопрос, нужны ли России и нашему региону трудовые мигранты. Бесспорно, нужны. Вы спросите: «В каком количестве?» Это зависит от многих факторов. Основной – социально-экономическая ситуация в принимающей стране. Спад в экономике всегда приводит к снижению доходов населения и, как следствие, к падению спроса на иностранную рабочую силу. У коренных жителей становится меньше возможностей для заработка, поэтому они соглашаются на вакансии, которые раньше их не привлекали. Последние годы Россия переживает затяжной экономический кризис, поэтому можно прогнозировать, что поток мигрантов будет сокращаться. Этому способствует и высокая конкуренция за иностранную рабочую силу в мире. Сегодня охотно принимают мигрантов в Европе, Южной Корее и других странах.

Что касается целей приезда и мотивации иностранных граждан, то по-прежнему мало желающих обосноваться в Приангарье насовсем. Трудовые мигранты в основном хотят быстро заработать и не ориентированы на переселение. Чего не скажешь про иностранных студентов, обучающихся в иркутских вузах. Очень многие из них хотят остаться здесь. И я считаю, что это замечательное приобретение для региона. Вместо разнорабочего мы получаем высоко-
квалифицированного специалиста, интегрированного в наше общество. За годы студенчества он адаптировался, обзавёлся друзьями, познакомился с нашими устоями и ценностями. Это уже совсем другая миграционная модель, которую стоит всячески развивать и поддерживать.

Ещё один часто задаваемый вопрос: нужно ли усиливать госконтроль за мигрантами? По-моему, нужно упростить легализацию – сделать её дешевле, убрать ненужные экзамены, которые превратились в формальность. Их ввели не для того, чтобы выяснить уровень знаний, а чтобы больше заработать. Чем правила легче, тем легче мигрантам легализоваться. Тогда они будут на виду, а значит, их проще будет контролировать».

Комментарий

Председатель областного узбекского национально-культурного центра «Наше Отечество» Юсуп Кулматов:

«Ежедневно за консультацией по вопросам миграционного законодательства в наш центр обращается 7-10 человек. Идут абсолютно с разными проблемами: кто-то не может получить разрешение на временное проживание, у других возникли сложности с оформлением гражданства, у третьих не берут ребёнка в детский сад или школу.

Честно сказать, среди узбеков не так много желающих остаться в Иркутской области на постоянное проживание. С каждым годом миграционное законодательство ужесточается, получить легальный статус всё сложнее и сложнее. Процедура требует не только много времени (оформление гражданства при отсутствии льгот может занять до 10 лет), но и денег: все экзамены, которые обязательно нужно сдавать иностранцам, платные (от 5 тыс. руб. и выше). Плюс нужно перевести с узбекского на русский язык все справки и заверить их нотариально.

По моему анализу, большинству мигрантов нужна не столько адаптация, сколько легальный статус и социальная помощь – медицинское обслуживание например».

Кстати
Штрафы за незаконное пребывание мигранта предусмотрены и для принимающей стороны. Так, например, если вы поселили у себя на даче узбека, который без разрешающих трудовую деятельность документов строит вам баню, то готовьтесь заплатить от 2 до 5 тысяч рублей. Для юридических лиц, принявших на работу нелегала, суммы взысканий вообще разорительные - от 250 тысяч рублей.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество