aif.ru counter
67

Виктор Максименко: с упадком отрасли теряем интеллект

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "АиФ - В Восточной Сибири" 23/09/2009

Увы, не праздничным получился разговор.

- На мой взгляд, машиностроительная отрасль в Иркутской области до сих пор не объединена общей идеей. Мы не связаны взаимной кооперацией, общими полигонами для испытаний, единой наукой, - говорит Виктор Максименко. - Сегодня все предприятия региона, кроме, пожалуй, авиационного завода, испытывают определённые сложности, связанные с финансовым кризисом. Приходится искать пути выхода, но получается не у всех.

- Навскидку, какие иркутские заводы мы «проводили в последний путь» за последние годы?

- Из тех, что потеряли свои позиции на рынке или ушли совсем? Самая последняя крупная утрата – это 403-й авиаремонтный завод Гражданской авиации, немногим ранее перестал существовать радиозавод – ПО «Восток». Исчез завод карданных валов, сейчас это рынок «Иркутский», ушёл завод «Эталон», объединение «Радиан» - в последнем, правда, производственные площади используются вновь образованными структурами, в том числе и машиностроителями, но прежнего коллектива уже нет. Скукожился завод им. Куйбышева.

- Что теряет регион, когда сворачиваются такие производства?

- Это, прежде всего, потеря интеллекта. Пока есть производства, происходит накопление опыта, знаний. Продукция в нашей отрасли довольно дорогая за счёт того, что в ней заложено много труда. Люди в машиностроении всю жизнь учатся своей профессии и только после сорока начинают работать с полной отдачей. Общеизвестно, что обычному человеку очень трудно удерживать внимание на каком-то одном предмете более 15 минут, а наши работники должны каждый день выполнять одну и ту же операцию, причём безошибочно. Машиностроителем может быть далеко не всякий.

- Но не каждый к вам и пойдёт…

- Мы сейчас имеем возможность учить бесплатно на различных факультетах ИрГТУ студентов для своего предприятия. И что вы думаете? Не можем найти желающих. Профессия перестала быть престижной. В итоге в институтах и ПТУ закрываются специальности. Что следом? Полная зависимость от других регионов и стран-производителей. Мы уже сами, внутри отрасли, столкнулись с тем, что вынуждены покупать станки для своих производств за границей – они точнее, надёжнее, более современны. Без машин люди жить не могут. Самолёты, машины, бытовая техника - всё это придётся получать извне…

- Отдавая ресурсы

- А ходите знать, в какой пропорции? На своей производственной площадке 300 на 300 метров мы каждый год выпускаем столько продукции, что в деньгах эквивалентно 1500 вагонам круглого леса…

- Какие российские регионы менее ущербны, на ваш взгляд?

- В Сибири это только Омская область. Там отрасли уделяется большое внимание со стороны губернатора, для машиностроителей создаются особые условия. Там не рынок правит бал, а административный ресурс. Например, на нефтедобывающие предприятия – а в Омской области много месторождений – внедряется оборудование, произведённое там же, в регионе.

- Этот омский пример - готовый рецепт для оздоровления наших предприятий?

- Идея понятна, но сейчас у нас просто некому ею заниматься. Со времён губернатора Ножикова наше положение всё ухудшается. Считается, что мы должны «как-нибудь сами»… Мы здесь региональным советом сформулировали предложения по восстановлению и дальнейшему развитию отрасли, направили председателю Союза машиностроителей России Сергею Чемезову, но уже более года нет ответа.

- Просили обратить внимание на проблемы?

- Нет, обошлись без лозунгов. Например, мы предложили ликвидировать бюрократические барьеры, которые мешают авиазаводу быстро поставлять комплектующие зарубежным клиентам, которые уже купили самолёты в Иркутске.

- А что касается релейного завода?

- У нас было две коренные проблемы. Это опасность рейдерского захвата предприятия – такая угроза не снимается и сейчас – и перспектива банкротства, и распродажи имущества в связи с образовавшейся задолженностью в бюджеты различных уровней. Долги появились ещё в девяностые годы, на них были накручены пени и штрафы, сумма оказалась для нас просто неподъёмной. В этом вопросе нам помогла администрация области. По инициативе министра Пашкова прошла череда больших совещаний с налоговиками, судебными приставами, соцстрахом, медстрахом и т.д. – в итоге задолженность была реструктурирована, удалось ликвидировать кредиторку в размере 90 млн рублей. Это очень облегчило работу предприятия, наконец появились деньги для закупки нового инструмента, оборудования.

- Так ли важна для отрасли поддержка властей? Неужели экономически невыгодно разместить в Иркутске какой-нибудь японский завод по производству автомобилей? Тут одной воли инвестора недостаточно, как вы считаете?

- А зачем это инвестору? Вообще, какие преимущества имеет Иркутская область с точки зрения развития машиностроения? Например, в Китае можно строить щитовые заводы – там тепло, у нас стены должны быть не менее трёх кирпичей. Машиностроение для государства – прежде всего, политика, а уж потом экономика. Сначала нужно вложить большие средства, долго ждать отдачи, но когда конкурентоспособное производство начинает работать, как, например, наш завод, то у государства появляется и престиж, и деньги. А чисто экономической целесообразности развития машиностроения в России сейчас нет – это факт. 

- Есть мнение, что именно сейчас, в кризис нужно вкладывать капитал в производство…

- Я согласен, но что толку? Те, кто действительно имеют финансовые ресурсы, в машиностроение не вкладывают – не рискуют это делать. Исключением можно считать компанию НИТОЛ, которая развивает производство поликристаллического кремния на производственной площадке  «Усольехимпрома». А что касается «Иркута», то на его портфель заказов кризис никак не повлиял – авиастроители обеспечены работой на долгие годы вперёд. Огорчает тут только одно – для российской оборонки авиазавод практически ничего не выпускает, суперсовременные самолёты уходят по контрактам Рособоронэкспорта за границу.

- Что мешает иркутским производителям различных комплектующих объединиться и начать выпуск готовой продукцию здесь, на месте – как на авиационном заводе? Чтобы доллары и евро от продажи машин «пилились» не в Москве, а всё-таки здесь, в Иркутске Или это недостижимо?

- Ну почему же, вполне реально. Только авиазволд не совсем подходящий пример, его верхушка находится всё-таки в столице, здесь они получают только на «поддержку штанов». Конечно, авиазавод даёт региону налоги с зарплат, даёт рабочие места, содержит факультеты в технических вузах – они дают интеллект территории. В скором времени начнётся кооперация нашего завода с авиапредприятем – как в разработках, так и непосредственно в производстве. Правда, развиваться таким путём очень долго и мучительно – всё приходится делать за счёт собственных средств, а денег у машиностроителей всегда в обрез.

Интересно:

До недавнего времени на Иркутском релейном заводе к производству высокоточных приборов не допускались работники с повышенной потливостью рук – например, беременные женщины. Даже в микроскопических количествах водный раствор солей и органических веществ может привести к отказу изделия в определенных условиях, что недопустимо в воздухе, космосе, на войне.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах