aif.ru counter
158

Как лечить - диктуют не врачи, а страховщики

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ в Восточной Сибири» 15/06/2011

Его пациенткой была девушка, которой десять лет назад удалили щитовидную железу, в результате чего у неё сомкнулись голосовые связки, и дышать она могла только через специальную «дырочку» - трахеостому.

- Сегодня я сделал ей последнюю операцию, теперь она будет дышать нормально - через рот, - пояснил Моисей Борисович. - какое это счастье, вы бы знали!

А ведь этого счастья могли быть лишены очень многие больные. По той простой причине, что в юности будущий профессор, методами лечения которого сейчас пользуются многочисленные коллеги, вовсе не хотел идти в медицину. Но слёзы на глазах отца - врача, прошедшего войну! - которые он увидел в последний момент перед отъездом из отчего дома, решили его судьбу. Моисей поступил в Иркутский медицинский институт, и вот уже почти полвека дарит людям счастье быть здоровыми. Он делает уникальные операции по пластике пищевода и спасает безнадёжных (по мнению многих) раковых больных. Пациенты Моисея Борисовича, от которых отказываются другие врачи, после лечения живут нормальной жизнью не один десяток лет.

С медициной у Скворцова связана вся семья: его мама была стоматологом, жена - кардиоревматологом, по её стопам пошла одна из дочерей, другая выбрала специальность кардиолога.

- Между прочим, они стали врачами вопреки нашему с женой желанию, - говорит Моисей Борисович. - Я отговаривал, объяснял, сколько в своё время недодал им внимания, потому что практически вся жизнь прошла в клинике. Но они всё равно поступили по-своему. И стали хорошими врачами.

Кто нас будет врачевать завтра?

В настоящее время медицинскую династию Скворцовых продолжает внучка Моисея Борисовича. Она заканчивает второй курс Иркутского медуниверситета. Наверное, именно поэтому наш разговор с профессором начался с вопроса о будущих врачах, о тех, кто нас будет лечить через несколько лет.

- К сожалению, нынешние студенты отличаются от тех, кто учился у меня ещё 10 лет назад, - говорит он. - У современных молодых людей превалирует потребительское отношение к профессии. Но в этом нет ничего удивительного: общество изменилось, приобрело торгашеский вид, и сегодня ждать от молодёжи идейной стойкости Зои Космодемьянской нет смысла.

При этом мой собеседник говорит, что те, кто выбрал профессию врача, такие же, как и всегда были студенты: наивные и откровенные, но уже воспитанные в другом направлении.

- В мои годы было абсолютно противоестественно при боль­­ном обсуждать его состояние здоровья, - поясняет мой собеседник. - Если в палате лежит 5-6 человек, разве можно при всех кому-то из них говорить тяжёлую весть? А сейчас молодые люди могут, не задумываясь о чувствах больных людей, рубануть правду-матку. Когда я говорю им о недопустимости этого, мне кажется, они меня не понимают.

А ещё современные студенты, по мнению профессора, не доучены в школе. Когда-то трудно было даже представить, чтобы выпускник школы, к примеру, заявил, что Дубровский - герой романа «Капитанская дочка». Они же сдают ЕГЭ, а для этого совершенно не обязательно знать, какой дуб был в романе Толстого «Война и мир», сокрушается Скворцов.

- А как они в университете учатся? - интересуюсь я.

- Не хочу выбалтывать производственные секреты, поэтому не буду говорить, сколько «двоек» я поставил на экзамене на прошлой неделе, - ответил профессор. Как говорится, комментарии излишни.

С частной медициной - нахлебаемся

О грудной хирургии - больных, операциях - Моисей Борисович может говорить часами, причём невзирая на то, что его собеседник - вовсе не профессионал в этой области. Для него очень важно, что такого отделения грудной хирургии, как у нас в Иркутске, больше нет. В других городах есть специалисты, которые прекрасно оперируют пищеводы, в частности, сейчас к нам приехал хирург из Новосибирска - показывал операцию по удалению грыжи пищевода. Есть отличные специалисты, которые занимаются хирургией трахеи. А в Иркутске делают и то, и другое.

- Мы такие одни, - утверждает профессор. - В нашем отделении разработано очень много методик, которые в России мало кто применяет - очень сложные операции. А мы их делаем и получаем хорошие результаты: люди с диагнозом «рак пищевода» после операций живут 10-15, а то и 25 лет.

Хотя, отмечает Скворцов, проблем хватает и у такого уникального отделения.

- В настоящее время как лечить - диктуют не врачи, а страховщики, которые решают, заплатят они за больного или нет. К нам приходят пациенты, которых мы оперировали год, два и десять назад, их надо выхаживать, а страховая медицина этого не предусматривает. Вот сейчас в отделении лежит женщина, у которой был рак желудка 4 стадии - смертельный случай, а она после операции живёт уже 14 лет. Так вот, чтобы её пролечить, мы идём на различные ухищрения, потому что в противном случае страховая компания не оплатит нам её лечения.

- Но при этом в среде ваших коллег существует мнение, что пока в медицине будет государственное распределение, ничего хорошего ждать не приходится. Сравнивают, в частности, с торговлей: мол, пока она была государственная, мы знали только очереди и дефицит. Но как только стала частной, всё изменилось, то же произойдёт и с медициной.

- А теперь вы покупаете хорошие и качественные продукты, одежду, обувь? Конечно, колбасы сейчас можно купить много и разной, но ведь цена хорошей -заоблачная! А с частной медициной вы нахлебаетесь. Не секрет, что уже сейчас среди моих коллег есть очень много таких, которые прежде, чем посмотреть на больного, посмотрят в его кошелёк. Американцам платная медицина не нравится, немцам тоже, и я это знаю доподлинно. Несколько лет назад в Германии один известный немецкий врач сказал мне: «У вас было лучшее в мире здравоохранение, а вы его разрушаете!».

- А вам никогда не хотелось уехать из Иркутска?

- Представьте себе, нет. Меня приглашали в Германию, и здесь в Иркутске предлагали возглавить кафедру, но я отказался. Честно скажу, одно время жалел об этом, потому что будучи начальником мог бы сделать для грудной хирургии гораздо больше. А теперь сожалений нет: мне уже 70 лет, а это возраст, в котором заведовать кафедрой уже не разрешают.

- Но при этом вы остаётесь практикующим хирургом?

- Да, и пусть кто-нибудь попробует меня прогнать. Шесть лет назад меня инсульт «хватил» прямо на операции, но так, впрочем, и должно было быть. «Очухался» я быстро, но пока ещё лежал в реанимации, ходил в отделение грудной хирургии довыхаживать своих больных. Через два месяца делал доклад в Москве, а через полгода вышел на работу. Правда после этого мне два года пришлось доказывать и себе и окружающим, что я могу оперировать.

Этот факт из биографии Мои­сея Скворцова, на мой взгляд, красноречивее многих слов говорит о его характере и отношении к делу. И я не знаю, будет ли в нашей медицине когда-то ещё такое же поколение врачей.

Досье:

Моисей Борисович Скворцов родился в 1940 году в Читинской области. В 1963 году с отличием закончил Иркутский мединститут. Доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной хирургии ИГМУ, руководитель областного центра хирургии пищевода, заслуженный врач Российской Федерации, заслуженный деятель наук Республики Бурятии. Им опубликовано более 200 научных работ, имеет 5 авторских свидетельств на изобретения и ряд рацпредложений, посвящённых разработке хирургических методов лечения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах