aif.ru counter
80

Михаил Крамзин: за баранкой через войну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. «АиФ в Восточной Сибири» 08/05/2013
Фото: АИФ

Иркутск, - 8 мая АиФ-ВС. 18 сентября 1942 года щуплого, небольшого роста паренька из райцентра Улёты, что в Читинской области, мобилизовали в Красную Армию. Эти призывы историки назовут потом «сибирскими». А тогда, на сборном пункте вчерашних школьников погрузили в эшелон и отправили в Читу.

Вчерашний школьник Миша Крамзин попал в номерную спецавтороту: у него уже было удостоверение шофёра, и сейчас его стали переучивать для работы на иностранной военной технике - американских «фордах», «шевроле» и «доджах».

После Нового, 1943-го, года Михаил Крамзин попадает служить в штаб Белорусского фронта и ему доверяют возить генерала.

- У меня был обыкновенный двуосный полноприводный «додж», «три-четверти» мы его называли. Броня частичная, но прикрывала хорошо. Машина отличная, мотор хороший, неплохая ходовая часть, - вспоминает Михаил Васильевич.

 

Примерно так выглядел «додж» Крамзина. Фото: wikimedia.org

 

Спасти генерала

...В тот день Михаил Крамзин вёз из Москвы из ставки Главнокомандующего штабиста - личность чрезвычайно важную. Тяжёлый, бронированный американский вездеход подтверждал значимость и высокий статус командира.

- Машину не жалеть! Уводить от огня при первых же выстрелах! Беречь как зеницу ока! Сам погибай - генерала спасай! - напутствовал ротный.

Дорога глухой серой нескончаемой лентой быстро уходила под колёса. Машину кидало на ухабах и выбоинах. Скорость, как и положено по инструкции, не более 40 километров. Да больше этот броневик по такой дороге и не разгонишь. В кювет слететь - секундное дело!

Щёлканье пуль по броне заставило всех вздрогнуть. Слева, метрах в пятидесяти от них, застыли два мотоцикла. Из коляски одного немецкий пулеметчик прицельно бьёт по их «доджу». Выезжает на позицию и открывает огонь ещё один мотоциклист.

- Миша - газу! - командует мне генерал. Далеко за нами не сунутся, там, впереди, наша колонна, - вспоминает Михаил Васильевич и продолжает: - Еле оторвались, хорошо гранаты были. Мой штабист до своего перевода прошёл Финскую и Халхин-Гол! Не спеша, одна за другой, он метнул три гранаты, которыми снёс догонявшие нас мотоциклы. Такие люди воевали тогда.

Шофёрская хитрость

Воспоминания фронтовика - словно кадры военного фильма. Вот ещё один эпизод из той его жизни:

- Несмотря на то, что «додж» был хорошо защищён даже от пуль крупного калибра, крыша у него была слабовата: пулемётная очередь с самолета прошивала её насквозь. Как-то раз немецкий лётчик, обнаружив на дороге нашу машину, стал заходить на своём истребителе в боевой разворот. Угроза - реальнее не бывает!

Единственным укрытием оказался взорванный железнодорожный мост впереди. Михаил Крамзин погнал свою машину на всей скорости. До спасительного укрытия - не более километра. Тяжёлый автомобиль набирал скорость медленно. И всё же двигатель разогнал его до 60 км, а когда немецкий ас зашёл в атаку и нажал на гашетку пулемёта, сержант резко затормозил, стараясь удержать машину на полотне дороги. Пули легли позади «доджа». Вражеский лётчик поздно разгадал его шофёрской маневр. Истребитель ещё раз зашёл на цель, но машина была уже в укрытии.

- Генерал представил меня к награде, и слово своё сдержал, - Михаил Васильевич показывает орден Великой Отечественной войны на лацкане своего пиджака...

...Вообще орденов и медалей у фронтовика много, и могло оказаться еще больше, если не очередной авианалёт.

- Весна была поздняя, реки ещё не вскрывались, дороги чуть только обсохли. У шоссе в том месте находился длинный неглубокий овраг с вешней ледяной водой. Первой же бомбой нас скинуло в него. Машина по инерции проехала десяток метров, опрокинулась на левый бок и застыла. Глубина там - не больше полутора метров, но мою водительскую дверь и переднюю правую заклинило. Стали выбираться через заднюю, генеральскую. Я промок до нитки и на следующий день слёг в госпиталь с воспалением лёгких.

На этом служба красноармейца закончилась. Сильного переохлаждения легкораненый в руку шофёр, а вернее - неокрепший организм 18-летнего сержанта-красноармейца не перенёс. Михаила Крамзина комиссовали, дали вторую группу инвалидности и направили на лечение.

Кстати, к многочисленным наградам Михаила Васильевича недавно добавилась ещё одна: в Шелеховском совете ветеранов ему торжественно вручили медаль «За оборону Москвы». Это очередная, к 70-летию памятного события, юбилейная награда ветерана.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах