aif.ru counter
193

Бизнес на жалости. Почему попрошайки чувствуют себя безнаказанно?

В городе сейчас почти нет «непрофессиональных» нищих.

В городе сейчас почти нет «непрофессиональных» нищих.
В городе сейчас почти нет «непрофессиональных» нищих. © / Екатерина Изместьева / АиФ

На днях в Ангарский городской суд передали дело об отце-мошеннике, который умело воспользовался болезнью собственного сына и обогатился на 80 тысяч рублей. В августе 2018 года мужчина открыл сбор на лечение своего ребёнка, он обращался ко всем неравнодушным через социальные сети, а также лично писал знакомым. Люди тут же откликнулись и начали перечислять средства.

Мальчик действительно был болен, но получил необходимое лечение бесплатно. Любой порядочный человек в таком случае просто бы закрыл сбор. Но отец не стал прерывать налаженный денежный поток и продолжал принимать помощь, при этом средства тратил на личные нужды. В итоге на его счёт накапало 80 тысяч рублей. Кстати, «сдала» мужчину жена, написав в Сети, что их сын уже здоров.

К сожалению, это не единичный случай, который можно было бы назвать вопиющим. Лжеблаготворительность сейчас набирает обороты и становится одним из популярных видов мошенничества. Однако официальная статистика практически не фиксирует такие аферы, потому что пострадавшие не обращаются с заявлениями. Чаще всего они даже не догадываются, что стали жертвами обманщиков, а если понимают это, то просто ленятся тратить своё время на поход в полицию из-за потерянных 100-200 рублей. Так, по данным ГУ МВД России по Иркутской области, в 2018 году зарегистрировано всего четыре случая, когда аферисты вводили в заблуждение жителей региона, собирая средства якобы для лечения родственников, детей. В 2019 году подобных уголовных дел и вовсе ещё не заводилось.

Большой информационный провал

«Это закон жизни: если есть слабо контролируемая свободная ниша, её обязательно кто-то займёт и начнёт получать выгоду, – говорит руководитель регионального ресурсного центра по поддержке НКО Павел Циколин. – Тему мошенничества в благотворительности запустили федеральные каналы, призывающие население жертвовать на лечение больных детей через смс. Особо предприимчивые граждане увидели, что за несколько часов собираются миллионы рублей, и умело воспользовались этим. Заметьте, если раньше преобладали уличные попрошайки, которые работали на конкретных людей, то сейчас многие ушли в Интернет, где гораздо легче оставаться незамеченным, где можно создать липовый благотворительный фонд и от его имени собирать деньги. К сожалению, в Сети нет системы, которая бы отслеживала такие виды мошенничества. В этой сфере большой информационный провал».

По мнению эксперта, необходимо провести мониторинг НКО, составить действующий реестр и, возможно, создать специальное мобильное приложение, в котором бы были собраны все общественные организации, работающие в различных сферах. Чтобы человек, желающий пожертвовать деньги на благое дело, мог зайти в приложение, выбрать проверенный фонд и перевести средства.

«Возможно, должен работать какой-то колл-центр, позвонив в который, можно узнать, реальный ли это благотворительный фонд и открыт ли у него сбор на такие-то цели. По типу службы спасения 112. Если студентов приглашают работать волонтёрами и ходить по автобусам с ящиком для сбора денег на больного ребёнка, они тоже должны убедиться, что не станут звеном в мошеннической цепочке», – уверен Павел Циколин.

А таких лжеволонтёров в Иркутске, кстати, масса. Минувшей осенью они активно работали в общественном транспорте от имени благотворительного фонда, зарегистрированного в Хабаровске. Промышляют «уличные благотворители» и на дорогах – в пробках они ходят между рядами машин и просят пожертвовать якобы на больных детей. И люди дают. Потому что не знают, что реальные благотворительные фонды не собирают вот так деньги на улице или в транспорте. Если они и организовывают сбор средств с помощью копилок, то делают это на мероприятиях, акциях, концертах, официально договорившись с организаторами. Либо копилки стоят в закреплённых местах в торговых центрах, магазинах, компаниях, с которыми фонд заключил договор.

Под прикрытием общественников

«Сейчас почти невозможно встретить на улице «попрошайку-непрофессионала», действительно находящегося в тяжёлой ситуации и реально нуждающегося в материальной помощи, – уверен Павел Циколин. – Городские нищие, инвалиды различных войн, набожные бабульки - всё это участники бизнеса на жалости. Они работают на закреплённой территории под «крышей» не очень порядочных благотворительных организаций. В Иркутске действует 3-4 таких центра, где занято порядка 120 попрошаек. Как они вербуют людей в свои ряды? Сначала раздают горячие обеды для людей без определённого места жительства, между делом зазывают их в свой центр, обещают дать крышу над головой, трёхразовое питание, одежду. Потом человеку аккуратно объясняют, что за блага цивилизации надо отрабатывать. Эти люди абсолютно никак не защищены - у них нет документов, жилья, родные отвернулись, поэтому им ничего не остаётся, как согласиться на рабский труд. По-другому это не назовёшь».

Многие думают, что у попрошаек неплохой доход и, покинув паперть, они катаются как сыр в масле. На самом деле они почти не видят заработанных денег, всё забирает «куратор». Для него это весьма доходный бизнес: он не облагается налогами, не подпадает ни под одну статью УК РФ, КоАП РФ или ГК РФ.

«Действительно, за то что человек просит милостыню на улице, не предусмотрена уголовная или административная ответственность, за исключением случаев, когда в попрошайничество вовлекают несовершеннолетних. Здесь предусмотрены наказания вплоть до лишения свободы до четырёх лет, – поясняет начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Иркутской области Герман Струглин. – Единственное, что вправе сделать сотрудники правоохранительных органов, - это доставить человека с паперти в отдел полиции, чтобы установить его личность, поставить его на фото- и видеоучёт, провести профилактическую беседу. Тех, кто просит милостыню на дороге, штрафуют за нарушение правил дорожного движения».

Комментарий

Соучредитель благотворительного фонда «Дети Байкала» Алёна Корк:

«Уличные лжеволонтёры, а также мошенники в Сети, собирающие деньги на лечение детей, не только обирают простых граждан, но и мешают реальной благотворительности. Когда человек жертвует от чистого сердца, а потом узнаёт, что это были аферисты, с большой вероятностью он больше никогда не станет перечислять средства нуждающимся.

Как же помогать с умом? Через благотворительные фонды, деятельность которых контролируется Минюстом. Честный, проверенный фонд может объяснить, почему собирается именно такая сумма, а лечение невозможно получить бесплатно. 

Но это не значит, что нельзя помогать в частном порядке, переводя средства на личную банковскую карту нуждающегося. Иногда семье нужны деньги не на саму операцию или реабилитацию ребёнка, а, например, на билеты до Москвы и проживание там. Фонд не занимается такими сборами, так как он не может передавать средства наличкой, а перечисляет их на счёт конкретного медучреждения за конкретные услуги. Чтобы убедиться в чистоте такого сбора, проверьте через интернет-поисковик фотографии и слова из историй (они могут быть далеко не новыми), а также не стесняйтесь задавать вопросы, просите выслать медицинские документы. Обычно мошенники сразу удаляют такие комментарии и «банят» пользователя.

На улице то же самое: спросите у человека, который собирает на лечение ребёнка, обращалась ли его семья в фонды, если да, то в какие. В ответ обычно происходит одна и та же история: человек либо быстро уходит, либо начинает петь жалобную песню, что ему везде отказали, но при этом не может сказать, в каких конкретно инстанциях и фондах он побывал».

Особое мнение

Секретарь Иркутской епархии священник Стефан Бажков:

«Церковь призывает трезво относиться к просящим милостыню у храмов. Нередко эти люди занимаются откровенным вымогательством, причём в агрессивной форме. Как быть человеку в данной ситуации? Как определить, кто действительно нуждается в помощи, а кто нет? Прежде чем пожертвовать деньги, спросите у церковных работников, стоит ли подавать именно этому человеку. В храме хорошо знают всех профессиональных попрошаек.

Выйти на паперть человеку, действительно нуждающемуся, психологически очень тяжело, поэтому таких людей на улицах города мало. Обычно они находятся у храма недолго и не ходят туда как на работу, постояли 2-3 часа, а потом месяц не появляются.

Лучший способ помочь, проявить милосердие – это оглянуться вокруг и поискать среди ближнего окружения нуждающихся в вашей поддержке. У нас у всех есть малоимущие знакомые, родственники, соседи - лучше проявить заботу и участие по отношению к ним, чем жертвовать профессиональным попрошайкам у храма. Кроме того, сейчас есть возможность помогать адресно через благотворительные фонды».

Кстати:
Устав от засилья лжеволонтёров, благотворительные организации со всей России (порядка 300 НКО) в 2017 году объединились для борьбы с мошенниками и запустили проект «Все вместе ЗА разУМную помощь». На сайте проекта stop-obman.info можно оставить заявку о подозрительном сборе, а также посмотреть список фондов, подписавших Декларацию об основных принципах прозрачности НКО и Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда покупать и как хранить мёд?
  2. Ремонтируют ли коммунальные сети в микрорайоне Зелёный в Иркутске?
  3. Когда построят водовод для деревни Олха Шелеховского района?
  4. Как записаться в новую школу в микрорайоне Лесной в Иркутске?
  5. Повысят ли пособие для родителей детей-инвалидов?
На чем экономят иркутяне в кризис?