aif.ru counter
30

Запуск откладывается

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. "АиФ - В Восточной Сибири" 02/09/2009

Но мнения экологов, учёных, да и само состояние объекта позволяют судить о беспочвенности подобных заявлений. Насколько же этот проект реален, необходим и экологически безопасен на сегодняшний день?

Насколько безопасен проект?

Конечно, было бы идеально полностью отказаться от каких-либо производств так близко от озера Байкал. Однако будучи реалистами стоит признать, что на данном этапе развития нашего общества и экономики - это недостижимая цель.

Сегодня уже существуют опасные промышленные объекты, расположенные в непосредственной близости к Байкалу, которые требуется закрыть. В связи с этим фактом важно не допустить организации новых производств, оказывающих непосредственное прямое влияние на экосостему Байкала.

Быстринский горный узел находится за пределами водосборной зоны Байкала, и его расположение гораздо более безопасно, чем, например, того же Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

- Однако не всё так гладко, - считает директор Байкальского исследовательского центра Максим Тимофеев. - Планируемое производство, хоть и не лежит вблизи прямого водосбора, но его расположение планируется в экологической зоне атмосферного влияния на озеро. Данное производство в первую очередь несёт опасность именно пылевого атмосферного загрязнения. Несомненно, современные природоохранные технологии позволяют если не полностью избежать, то существенно снизить загрязнение атмосферы. Для этого применяются различные высокоэффективные системы очистки и фильтрации. Но необходимо отметить, что затраты на экологическую эффективность и поддержку работы природоохранного оборудования при соблюдении международно-признанных стандартов достаточно высоки, что отражается и на конечной стоимости выпускаемой продукции. А значит, не исключено, что такие природоохранные меры значительно снизят конкурентоспособность нового предприятия. Соответственно отключение или не установление вовсе этого оборудования - один из способов снижения себестоимости.

Насколько жёстко будет соблюдаться необходимый экологический контроль после планируемого строительства цементно-горного комбината? Не возникнет ли соблазна у владельцев производства снизить затраты на поддержание высоких экологических требований и заработать тем самым дополнительную прибыль? Кто будет контролировать экологическую ситуацию с атмосферными выбросами? На все эти вопросы нет пока чётких ответов.

Как считают иркутские экологи, недостатком ситуации является непрозрачность принятия решений и отсутствие полноценной информации у общественности.

- Необходимо создание независимых наблюдательных советов, - считает Максим Тимофеев, - в которые помимо уважаемых специалистов из институтов РАН, то есть госучреждений, должны быть привлечены независимые эксперты негосударственных научных и экологических организаций, общественные деятели и другие представители гражданского общества. А так же требуется применить серьёзные санкции за нарушение регламента работы систем очистки и выбросов, чтобы у собственников даже мысли не появлялось на них сэкономить. При соблюдении эффективного, а главное независимого общественного и экспертного экологического контроля, разработка Быстринского горного узла может сыграть положительную роль в развитии региона при минимуме экологических последствий. В ином случае все благие разговоры о высоких стандартах и технологиях очистки быстро сменятся экономической целесообразностью и необходимостью снижать издержки производства за счёт уменьшения затрат на экологическую безопасность, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня ситуация на большинстве экологически опасных производствах разворачивается именно таким образом.

Местные жители тоже обеспокоены и недовольны таким поворотом событий. Сотрудники ИРОО «Байкальской экологической волны» до сих пор принимают их обращения. И даже направили в правительство Иркутской области тревожное письмо, составленное на основе высказываний населения близлежащих районов и экспертном анализе сотрудников Байкальской экологической волны. Вот несколько строчек:

«…Проект грозит огромным ущербом лесам и животному миру предгорий Восточных Саян, а также утратой местным населением привычного и традиционного образа жизни. Кроме того, намечаемый проект попадает в границы Байкальской природной территории, а именно - в экологическую зону атмосферного влияния…»

В ответном письме за подписью первого заместителя губернатора Юрия Параничева сообщалось лишь «о геологоразведочных работах и пользовании участком недр Быстринского месторождения известняка в Слюдянском районе», проводимых на тот момент. Но, как стало известно, с сентября 2008 года этот проект вовсе не финансируется.

Эксперты СО РАН

Учёные из местных институтов РАН, в принципе, поддерживают мнение экологов.

Они считают, что любое производство, даже если оно не вблизи Байкала, требует внимательного экологического наблюдения, а уж подобное - тем более.

- Ясно, что экологический контроль и постоянный мониторинг должны быть на этапах проектирования, строительства и дальнейшей эксплуатации, - считает директор Института динамики систем и теории управления Сибирского отделения РАН Игорь Бычков. - Пока разговор идёт лишь о запуске карьера и добыче. Такое производство, при соблюдении экологических норм, может функционировать практически безопасно. Но ясно, что необходимы восстановительные процедуры: рекультивация земель, восстановление нарушенных ландшафтов и так далее. Кроме того, нужны соответствующие подъездные пути, инфраструктура.

Что касается ссылок РАТМа на мнения учёных и академиков, будто проект можно запускать в ближайшее время, то они зачастую выдернуты из контекста и употреблены в отрыве от ситуации, которая разворачивается сегодня в районе Быстринского месторождения.

На месте разработки

В настоящее время на объекте присутствуют два геолога, водитель и ответственный исполнитель от ГП «Иркутскгеология». Даже детальной разведки объекта не ведётся. Хотя по плану уже в 2010 году должен завершиться первый этап освоения, ввода в эксплуатацию и начала промышленной добычи мраморизованного известняка.

- Сейчас временный простой, - сетует геолог Владимир Шило. - Техника готова к работе, а мы пока здесь на охране. С апреля сторожим и зарплату получаем как сторожа.

Договор заключён с мая 2008 года, обязательными условиями для начала работ являлись: оформление разрешительной документации заказчиком и авансирование исполнителя - ГП «Иркутскгеология» Ангарской геологоразведочной экспедиции. Эти условия были соблюдены, и работа закипела, а дальше деньги практически не поступали.

- Мы бодро взялись за работу, - продолжает Владимир Шило. - Но с Нового года финансирование прекратилось. Заказчик начал расписывать заманчивые перспективы и сетовать на кризис, чем продолжает заниматься и по сей день.

- До апреля 2009 года мы смогли продержаться за счёт нашего предприятия, - рассказывает ведущий геолог Ангарской геологической экспедиции, ответственный исполнитель объекта Анатолий Романченко. - Сколько можно! Почти полгода назад вынуждены были свернуть работы, и вот теперь занимаемся сторожевой охраной. У нас простаивают два бульдозера, две буровых, готовых к действию. Пойдёт финансирование - начнём работать. Но пока только обещания! По подписанным актам выполненных работ заказчик должен исполнителю порядка восьми миллионов рублей сверх авансирования.

- Вначале планировалось, что мы проводим разведку, - объясняет Анатолий Романченко, - в это же время осуществлялось изыскание дороги для большегрузных автомобилей. За 2009-2010 год она должна быть доведена до нормального состояния. А в 2010 году реально было бы отправить первую партию добытого сырья. Но всё это возможно при ответственном отношении заказчика.

Предполагаю, наше руководство ещё месяц, максимум два, сможет терпеть это безобразие. На охрану уходит порядка 300 000 рублей в месяц. Да и специалисты сюда не сторожить приехали. Дальше будет принято решение о ликвидации разведывательной экспедиции на этом объекте, и начнётся вывоз техники, причём за счёт собственных средств.

Главное - подъездные пути

Быстринское месторождение находится в 13 километрах от ближайшего населённого пункта. На данный момент подъездных путей практически нет.

- Зимой действительно какое-то время работали изыскатели заказчика, - продолжает Анатолий Романченко. - Они протрассировали дорогу именно для большегрузных автомобилей, выбрали варианты. Но эта деятельность тоже требует больших затрат и времени.

Что касается строительства железнодорожной ветки до Быстринского месторождения, источник в филиале ОАО «РЖД» - ВСЖД, пожелавший остаться неназванным, утверждает, что в течение последнего года заявок от коммерческих организаций на такое строительство не поступало.

- Сначала компания должна обратиться к нам, - говорит представитель ВСЖД, - получить технические условия на разработку проекта. Мы проверяем, все ли технические условия соблюдены. Когда эта работа сделана, даётся положительное или отрицательное заключение. На всё требуется около года.

Но это далеко не все «заморочки», которые следует пройти компании, прежде чем начать строительство, ведь проект нужно согласовать со всеми государственными инспектирующими структурами.

И всё же, решающим становится не временной фактор, а денежный. Строительство железнодорожной ветки – мероприятие очень затратное. К примеру, ОАО «Иркутскэнерго» построило свои подъездные пути на ТЭЦ-10, потратив порядка 440 млн руб. Заметим, что длина путей - всего 9,7 км и строились они не в лесу и не через горы, а на месте сильно износившейся железнодорожной инфраструктуры.

Громкие заявления РАТМа, мягко говоря, преждевременны и мало обоснованны. Эдуард Таран рассчитывает на государственную поддержку, но для этого мало красиво говорить, нужно хотя бы предоставить реальный проект, экономически обоснованный, согласованный с инспектирующими структурами, учёными, экологами, общественностью наконец. РАТМ, хочет получить деньги у государства, но как эти средства будут использованы на самом деле - неизвестно никому.

12 августа Российская газета опубликовала статью «Кто первый за господдержкой», в которой внимательно исследовала ситуацию вокруг предприятий РАТМа. Действительно, строительной отрасли требуется государственная помощь, но принимая во внимание ситуацию, сложившуюся с предприятиями РАТМа на Алтае, а также историю с акциями «Искитимцемета», вопрос о выделении государственных средств пока остаётся открытым. Так что на Быстринском месторождении подъездные пути, а тем более производство появятся нескоро.

 

Техника на Быстринском месторождении готова к действию, но вынуждена простаивать, а специалисты вынуждены работать как сторожа.

Справка:

Быстринское месторождение низкомагнезиальных мраморов расположено на территории Слюдянского района Иркутской области и находится на правом склоне долины реки Большой Быстрой в 13 км к югу от села Быстрое.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах