aif.ru counter
61

Иркутский пилот стал свидетелем приземления Гагарина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ - В Восточной Сибири» 13/04/2010

И стал ангелом-хранителем для 115 людей, чьи жизни сберёг в небе над Ташкентом. Иркутянин Владимир Васильевич Трунов - рыцарь той эпохи, космической и небесной, когда каждый мальчишка нашей страны мечтал стать лётчиком или космонавтом.

«Моя младшая внучка, Алёнушка, спрашивает: «Деда, неужели ты правда Гагарина видел?» - «Правда, милая», - отвечаю.

Это просто чудо было, и Гагарина, и Титова встречал в полях, когда они приземлялись. Я тогда был в лётном училище, и полевой аэродром, где мы летали на Як 18, находился в селе Комсомольское. Гагарин от него в полутора километрах приземлился. Увидели, как опускается парашют с гондолой, и все наши ребята, свободные от вахты, сразу побежали туда. А я в тот день на кухне дежурил, опоздал слегка. Пишут, что первым к нему колхозник подъехал - это правда, а следом мы подбежали. Упало на землю это яйцо, гондола значит, открывается люк - Гагарин в оранжевом костюме. Многие сразу бросились куски от парашюта отрезать, обгоревшую фольгу отрывать на память…

Гагарин раздал ребятам несколько тюбиков, я тоже содержимое попробовал - вроде пасты, ничего - вкусная. И тут подлетают вертолёты – «сцапали» космонавта и в село Красный Кут повезли. У нас был один товарищ бойкий, так он на машине догнал делегацию, чтобы ещё раз в Красном Куте Гагарина увидеть. А потом в августе - точно не помню, 25 или 26 числа - полетел в космос Титов, уже на сутки. Тот в голубом костюме был - тоже приземлился в нашем районе, и мы его встречали на полях. Чудо, конечно, - улыбается бывалый командир экипажа. А улыбка у него задорная, не хуже, чем у Юрия Гагарина: и сейчас, в 74 года ни одного вставного зуба».

В памятном 1961-м улыбчивому курсанту было 25 - всего на два года моложе первого космонавта.

Самый ранний

Пилот с сорокалетним стажем считает, что судьба свела его с небом: не случайно он стал первым курсантом, поднявшимся в воздух в послевоенном Иркутске. Тогда на всё звено иркутского аэроклуба было два планера, которые взлетали с помощью «рогатки». Один курсант сидел в кабине, а остальные натягивали полосу резины, отпускали, и та, как тетива, выталкивала судёнышко.

«Готовились мы долго, - рассказывает Владимир Васильевич, - нам летать не позволялось, могли только разгоняться и ехать на планере по земле, учились держать равновесие. Так мы «подлётывали» недалеко от деревни Боково. И тут мой друг Веня Проклин решил подшутить, подговорил ребят. Когда я сел в кабину, резину натянули сильнее, чем было нужно, и я взлетел. Первым в звене, и первым в аэроклубе после войны - это был 1954 год. С того и началась моя лётная жизнь».

Военным так и не стал

Второй раз случай вмешался, когда курсанта призвали в армию. Владимир пришёл в военкомат и заявил, что хочет пойти в Ейское истребительное училище. Набор туда уже закрылся, и юноше предложили выучиться на гражданского лётчика: места в Бугурусланском училище были. «Я заявил, что лучше уйти на три года в солдаты, чем в гражданскую авиацию, - рассказывает Владимир Васильевич. Будущий командир не поверил бы тогда, что гражданским лётчиком спасёт 115 жизней.

А прежде он освоил четыре типа самолётов, на каждом проделав путь от второго пилота до командира экипажа: «Командиром был всю жизнь: видимо, бог дал, у нас с друзьями сразу хорошо получалось. И у сына данные очень хорошие, но Саша пошёл в техники, окончил Омское училище радиолокации и навигации». Не захотел повторить судьбу отца, у которого под крылом проплывала вся страна.

Хотели во всём обвинить пилота

«Как горел на Ту 104 на высоте 8 тысяч, помню», - лётный случай командир рассказывает живо и обстоятельно, будто это байка или эпизод фильма. «Мы тогда вылетали из Ташкента в Иркутск, даже ночью была жара 36 градусов. Наш Ту 104 единственный борт, где вместо 100 - 115 пассажирских кресел, ещё и груза набралось 4 тонны. Поднялись в воздух, а за Чимкентом на 700 километров растянулся грозовой фронт. Летим уже на восьми тысячах, а высоты не хватает, чтобы грозу обойти. Решил подняться ещё метров на триста. Даю взлётный режим - у меня сразу помпаж и пожар. Знаешь, что это? Воздух в компрессоре сжимается, и взрывается горючее в двигателе».

Я не знаю, что такое помпаж, ночь и сотня пассажиров за спиной, передо мной седой человек с искоркой в глазах и улыбкой моего деда.

«Пожар тот потушили за секунды. В самолёте три противопожарных системы. Основная срабатывает автоматически, а вторую и третью очереди сам включаешь. Так вот, она сработала, а на второй секунде я уже включил вторую систему: ишь какая реакция у молодых-то! Надо молодым летать».

В ту ташкентскую ночь на одном двигателе экипаж из четырёх человек героически посадил тяжело гружёный Ту 104. Вот их имена: бортовой механик Валентин Николаев, ныне покойный штурман Анатолий Красанов, второй пилот Алексей Никаноров и командир Владимир Трунов. «Когда заходил на посадку, единственный двигатель уже отказывал, мы падали со скоростью 10 метров в секунду. Есть в кабине красная ручка, чрезвычайный режим, - рука командира описывает дугу, - и двигатель последнюю свою мощь выдал, машина всплыла, и мы так мягко сели, пассажиры даже не почувствовали».

Потом в кабину ворвались люди из КГБ. «Якобы искали зайцев. Наш бортмеханик на них: а ну, уйдите, не видите, в каком состоянии командир! А у меня ноги по педалям ходят ходуном. Уже автобусы для пассажиров подали, а люди не уходят, ждут нас. Дождались, хлопали, благодарили».

…Владимир Васильевич ушёл из авиации в 97-м, когда многие уходили. «За компанию, всю жизнь был компанейским, лёгким на подъём, и здесь поддался. Говорят, хватит летать, пообещали каждому по 15 миллионов. Нас было человек 300 техников, лётчиков, инженеров, тогда состав сокращали, разгоняли вовсю. Подумал, а вдруг и правда хватит, уж сорок лет отлетал. В итоге ни неба, ни обещанных миллионов: поставили на десятерых две бутылки водки. Мы рукой махнули и пошли. На этом и закончилась моя лётная жизнь. Жалею ли теперь? Нет, не жалею. А работа… лучше нет такой работы. Тяжёлая, мужская, но лучше её не придумаешь».

P.S. Уже пять лет подряд ежегодно Владимир Васильевич поднимается в небо на спортивном ЯК 52. Совсем рядом с тем аэродромом в Боково, где он совершил свой первый нежданный полёт. Небесная сказка продолжается.

Досье:

Владимир Васильевич Трунов родился в Иркутске 17 июля 1936 года. Курсант иркутского аэроклуба, выпускник Краснокутского лётного училища (1961г.). Управляет планером БРО 9 и БРО 11, самолётами ЯК 18, Як 52, Ан 2, Ил14, Ту 104, Ту 154. Провёл в воздухе 19 тысяч часов - больше, чем два года и два месяца.

Комментарий:

На мой взгляд, в аварии Ту154 под Смоленском виноват не пилот. Главным на борту должен быть командир, и только он должен принимать решение, какой выбрать аэродром и как себя повести. Скорее всего, не обошлось без влияния на лётчика со стороны. У нас часто стараются списать авиакатастрофу на вину пилота. Когда разбился аэробус А 310 в Иркутске, сначала тоже обвинили погибших там лётчиков. Я знаю, какого уровня были погибшие пилоты, мы летали в одном экипаже. К счастью, наших лётчиков тогда реабилитировали. Посмертно.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах