aif.ru counter
157

Добровольцы посадили 25 тысяч молодых сосен в Иркутском районе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. «АиФ в Восточной Сибири» 22/05/2013
Фото: АИФ

Иркутск, 23 мая – АиФ-ВС. В нашей области «зелёную эстафету» поддержали: государственные ведомства и службы, общественные организации и бизнес, школьники и студенты – все подтянулись помогать. Добровольцы уже вдохнули новую жизнь в сотни гектаров сухостоев и гарей.

Фото Екатерины ЛОБАН
Юрий МИХАЙЛОВ

 В Центре защиты леса Иркутской области даже не обсуждалось: участвовать в акции или нет. Специалистам не нужно объяснять, насколько важны такие мероприятия для региона, где 86% территории покрыто лесами.

– Владение таким огромным природным богатством даёт не только серьёзные экономические преимущества, но и обязывает хранить и защищать наши «зелёные лёгкие», – подчёркивает директор Центра кандидат сельскохозяйственных наук Юрий МИХАЙЛОВ. – Сегодня у леса много врагов: пожары, ветровалы, засухи, насекомые-вредители, наконец – человек. За последние 100 лет на земле уничтожено больше лесов, чем за всю историю человечества. В тайге уже практически не осталось нехоженых мест, везде охотничьи угодья, заготовительные базы. Лес эксплуатируется по полной. К сожалению, не все задаются вопросом, какой увидят природу наши потомки.

Посевные качества – отличные

В этом году акция прошла 17 мая под деревней Московщина в Иркутском районе. Пять лет назад на этом участке был крупный пожар, огонь уничтожил всё живое, вместо могучих сосен из земли остались торчать обугленные стволы-спички. Выход был один – восстанавливать лес. Территорию очистили с помощью новой техники – мульчера. Это огромный трактор шириной три метра, который выкорчёвывает деревья и перемалывает в щепки корни, остатки сгоревших стволов и веток, оставляя после себя ровную площадку.

Фото Екатерины ЛОБАН
Валентина ЖУРАВЛЁВА

 Агрегат приобрели за 18 миллионов рублей специально для регионального центра лесовосстановления, который базируется в Мегетском лесопитомнике. Саженцы-трёхлетки привезли оттуда же. Всего в этот день посадили 25 тысяч молодых сосен. Все они выращены из первоклассных семян. Это подтверждают специалисты особого подразделения Центра защиты леса – Иркутской лесосеменной станции. В её лабораторию поступают на анализ пробы со всех хозяйств Приангарья.

– Например, только за прошлый год мы исследовали 530 партий – это около 12 тонн семян сосны, лиственницы, кедра и ели, – рассказывает заместитель начальника станции Валентина ЖУРАВЛЁВА. – Анализ проводится 15 дней. За это время семя выводится из состояния покоя. Создав условия, максимально приближенные к природным, – оптимальные влажность, свет и тепло, мы видим, насколько хорошо, дружно семя даёт проростки. Однако замечательная лабораторная всхожесть не всегда гарантирует хорошие всходы в грунте. Если неправильно соблюдена агротехника (почва сухая, холодно), семена не взойдут. Поэтому для эффективного лесовосстановления лучше использовать посадку, нежели посев. Из ста готовых саженцев точно вырастет 80-90 деревьев, а из ста семян, брошенных в поле, едва ли 50.

Лесные доктора

Коллективу Центра защиты леса выделили 1 га земли и около 2 тысяч саженцев. Коллеги даже посчитали: каждый из них посадил около ста будущих деревьев. «Осталось построить дом и родить сына», – шутили специалисты. Работали с самого утра, дружно и слаженно: первый делает лунки строго на расстоянии 1,2 метра друг от друга, второй высаживает деревце, третий засыпает и плотно притаптывает почву. Проверить, хорошо ли «сел» саженец, легко: если потянул за стволик и деревце не вырвалось – значит технологию не нарушил.

Фото Екатерины ЛОБАН

 Сейчас саженцы – не выше 40 сантиметров, чтобы из них вырос полноценный лес, должно пройти 80-100 лет.                  

– Гулять в густом сосняке смогут уже только наши дети и внуки. Посадив сегодня несколько тысяч деревьев, мы обеспечили будущее следующим поколениям. Как говорил класик лесоводства Георгий Фёдорович Морозов, потомки всегда идут по мосту, который сделали их предшественники, – цитирует Юрий Зиновьевич.

Этого принципа придерживаются в своей работе не только лесовосстановители, но и лесопатологи – люди уникальной профессии. По аналогии с медициной за ними уже давно закрепилось второе название – «лесные доктора». Определить санитарное состояние деревьев, вовремя выявить новые очаги распространения вредителей, а затем предложить меры по борьбе с ними – вот круг задач специалистов. В региональном Центре защиты леса их всего 35 – по одному на одно, а то и на два лесничества.

Из космоса виднее

В течение вегетационного периода они обязаны проверить все лесные угодья региона, посмотреть, всё ли там в порядке. Для данных целей в разных районах области оборудованы около тысячи специальных наблюдательных пунктов. Бывает, в леса приходится выезжать и чаще – если, например, случился пожар или поступил сигнал от охотников, которые обнаружили поражённый вредителем участок. В таком случае на место ЧП срочно отправляют группу из 5-7 человек. Лесные доктора ставят диагноз заболевшим растениям, но дать объективную картину о площади поражения они не могут. Тогда на помощь приходит космомониторинг.

Фото Екатерины ЛОБАН  

По всей России он внедрён пока только в Приангарье, Бурятии, Красноярском крае, Московской области и ещё в нескольких регионах. Современные технологии позволяют с помощью полученных из космоса данных отслеживать насаждения, повреждённые лесными пожарами и вредителями. Обладая такой информацией, можно своевременно провести наземное обследование и защитные мероприятия до того, как насекомые размножатся и начнут повреждать соседние здоровые насаждения. Кроме того, космический мониторинг значительно увеличивает скорость работ и снижает число пропущенных, незамеченных участков гибнущих лесов.

Сергей ТАЩИЛИН

 – По снимкам, сделанным в разные периоды, видно, как развивается тот или иной очаг, – рассказывает начальник отдела дистанционного лесопатологического мониторинга и ГИС-технологий Сергей ТАЩИЛИН. – В каждом элементе изображения – участок 30 на 30 метров. Видны только большие массивы леса, а что внутри них – неизвестно. Оценить состояние отдельного дерева мы не можем. Это задача лесопатологов. При обследовании они заносят всю необходимую информацию в портативный компьютер прямо в лесу, а потом по возвращении в город анализируют её.

Основной вредитель наших лесов – сибирский шелкопряд. В народе его неспроста окрестили серым пожаром: гусеницы полностью объедают листву хвойных деревьев. После такого нашествия растения уже не спасти, их нужно только срубать.

– Если этого не сделать – обязательно будет пожар. Засохшее дерево – мишень для молнии, – поясняет Сергей Анатольевич. – Потушить огонь в глухой тайге нереально, туда не добраться ни на какой технике, поэтому выгорают огромные площади – сотни тысяч гектаров. Либо на место одних вредителей приходят другие – чёрные усачи. Они насквозь выгрызают дерево и превращают его в труху. Такая древесина теряет свои деловые качества.

Некоторые породы деревьев устойчивы к шелкопряду. Например, лиственница. Она восстанавливается через год после нашествия вредителей. А вот кедр, пихта сразу засыхают.

Кстати:

Исторически излюбленные шелкопрядом районы – Слюдянский, Шелеховский, Усольский, Заларинский, Тайшетский, Нижнеудинский и Тулунский. Они относятся к зоне сильной лесопатологической угрозы.

Последний раз серьёзная вспышка шелкопряда была у нас в 2004 году в Заларинском районе. Тогда при достаточном финансировании её удалось затушить. Спустя 6-8 лет численность вредителя возобновляется, поэтому в этом году специалисты ожидают повторения трагедии. Лесопатологи уже побывали в экспедициях в Заларинском, Черемховском и Усольском районах – ситуация там действительно серьёзная.

– Необходимо обрабатывать химикатами не только те участки, где вредители уже побывали, но и те, куда они только направляются – шелкопряд обычно двигается с северо-востока на юго-запад. Для этого бюджетное финансирование должно быть раза в три больше, чем сейчас, – подчёркивает Сергей Тащилин.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах