aif.ru counter
910

Гладко было на бумаге…Что сейчас волнует жителей зоны бедствия?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ в Восточной Сибири» 31/07/2019 Сюжет Наводнение в Иркутской области
нередко людей просто не вносят в списки пострадавших от стихийного бедствия.
нередко людей просто не вносят в списки пострадавших от стихийного бедствия. © / Правительство Иркутской области

Прошёл месяц после наводнения. Эмоции, которые захлёстывали жителей подтопленных территорий в первые дни трагедии, поутихли, наступило «отрезвление» и полное осознание произошедшего.

Теперь у людей болит голова, как получить положенные компенсации, какой вердикт вынесет комиссия по оценке ущерба и хватит ли выделенных средств на восстановление жилья или покупку нового.

Волокита с выплатами

Президент во время своего визита в Иркутскую область поручил помогать людям оперативно, без лишней волокиты и бюрократических проволочек, однако спустя месяц многие до сих пор не получили денежные компенсации, есть даже те, кто не может дождаться 10 тысяч рублей на продукты и предметы первой необходимости, не говоря уже о 50 и 100 тысячах, положенных за утрату имущества. Например, в Нижнеудинске повезло только тем, кому выдали деньги наличкой в оперативном штабе, который работал в школе № 9 сразу после наводнения. Здесь же принимали заявления от пострадавших, здесь же составляли иски в суд, здесь же выдавали средства - все специалисты были собраны в одном месте. Когда штаб закрыли, запустилась бюрократическая машина. Теперь все выплаты осуществляются только через банк, куда территориальное отделение соцзащиты направляет списки пострадавших.

«Но выстояв очередь в банке, нет гарантии, что вы окажетесь в списке, - предупреждает жительница Нижнеудинска Наталья С., вдоволь походившая по инстанциям, чтобы получить по 10 тысяч рублей на себя и двоих детей. - В банке меня дважды отправляли прийти попозже, в итоге посоветовали напрямую обращаться в соцзащиту. Чудом удалось туда дозвониться. Специалист ещё раз сверила мои данные, через три дня деньги наконец упали на счёт, но только на меня одну, чтобы получить на детей, предстояло ещё побегать. Снова пошла в банк, где выдали справку, подтверждающую включение детей в списки пострадавших, оттуда - в отдел опеки, где должны были дать распоряжение на выплату. Когда я увидела в ведомстве забитые людьми коридоры, руки просто опустились. За час специалисты приняли двоих из очереди в 60 человек. Разговорившись, узнала, что многие пытаются попасть в заветный кабинет четвёртый день подряд».

Выяснилось, что на приёме в отделе опеки заново надо писать заявление на выплату (хотя люди уже писали его в оперативном штабе в 9-й школе), делать копии документов, вносить все данные в базу. В итоге на обслуживание одного человека уходило в среднем 20-30 минут. Ускорить процесс удалось благодаря Наталье: она дозвонилась до регионального министерства социального развития, опеки и попечительства и потребовала оптимизировать работу в Нижнеудинске. В частности, организовать в коридоре консультации, поставить копировальный аппарат, дать людям образцы заявлений, чтобы они заходили на приём с готовым пакетом документов. Очередь сразу сдвинулась с мёртвой точки, время ожидания сократилось в разы.

«Понятно, что мои претензии не к простым специалистам, которые уже месяц работают в авральном режиме, без выходных и отпуска, они просто выполняют, что скажут сверху. Вопросы, прежде всего, к организации работы в целом на региональном уровне. Зачем всё усложнять и бюрократизировать, неужели нельзя в зоны затопления направить дополнительных сотрудников из других районов, которые помогут разгрузить очереди и снять напряжение среди населения? »- недоумевает моя собеседница.

А был ли ущерб?

А напряжение с каждым днём нарастает. Суды и прокуратура завалены исками от пострадавших граждан, которые пытаются хоть где-то найти правду. Очень много претензий у нижнеудинцев к работе комиссии по оценке ущерба. В городском паблике вал жалоб на то, что людям просто отказали в выплате, потому что у них остался цел холодильник, электроплита и спальное место. При этом никого не интересует, что затопило бойлерную с дорогостоящим оборудованием, подполье со всеми запасами, что встал дыбом ламинат, повело двери и разбухли шкафы.

Жительница Нижнеудинска Наталья Смирнова (фамилия изменена) - одна их тех, кому отказали в компенсации ущерба. Изначально комиссия включила в список утраченного имущества только кухонный стол и водонасосную станцию. Но спустя несколько дней, когда в доме начала разваливаться вся мебель, в администрации сказали: «Поздно, акт осмотра уже никто менять не будет». Наталья не растерялась, проконсультировалась с юристами, обратилась в прокуратуру и всё-таки добилась, чтобы её семью признали пострадавшей в результате частичной утраты имущества. В этом случае положено 50 тысяч рублей на человека.

Другим пришлось доказывать полную утрату имущества, когда комиссия настаивала на частичной.

«Когда меня спросили, есть ли нам на чём готовить, я честно сказала, что варим на газовой печке и на костре во дворе, в результате в акте поставили, что печь не пострадала - следовательно, это частичный ущерб, - рассказывает другая жительница Нижнеудинска Татьяна Ефимова, дом которой подлежит сносу. Женщине пришлось обращаться в администрацию, писать претензию, представлять доказательства. Снова пришла комиссия, согласилась с доводами хозяев, обещала всё исправить. Татьяна Ефимова с пониманием отнеслась к ошибке, обиды и зла ни на кого не держит».

Кстати
На прошедшей неделе в Тулуне по итогам исследований экспертов признаны аварийными три пятиэтажных дома. В них прописаны 230 семей. Жителей одного из домов, где необходимо было принять самые срочные меры, эвакуировали: часть жильцов поселили в пунктах долговременного пребывания, часть - переехали к родственникам.
«Главное - живы», - оптимистично говорит женщина. Сейчас в её новом кирпичном доме, построенном всего восемь лет назад, до сих пор стоит вода выше батареи, семья спасается на втором этаже и в летней кухне. Течением вымыло огромную яму под фундаментом, дом поехал, рвётся кирпичная кладка около окон и дверей - находиться в здании опасно. Да, семье дадут сертификат на новое жильё, но он вряд ли станет адекватной компенсацией тех сил и средств, что были потрачены на строительство и обустройство усадьбы.

Больше всего сейчас нижнеудинцы переживают, что им не разрешат строиться на своих участках. При этом соседи, чьи дома уцелели, останутся на месте. Затопленные улицы превратятся в полузаброшенные резервации. Только в Нижнеудинске нужно расселить 890 домов. Как заверяет мэр города Александр Путов, свободные земли в муниципалитете есть, но большинство из них находятся в пригороде, где нет никакой инфраструктуры, первым делом туда нужно тянуть сети энерго- и водоснабжения. Именно поэтому на ярмарке недвижимости, которая на минувших выходных прошла в городе, народ ориентируют в основном на покупку готовой квартиры в Иркутской области. Строить новые индивидуальные дома готовы лишь две строительные компании из множества присутствующих на ярмарке.

Ну и ну!

Тем временем выяснилось, что иркутская компания, которая обследовала в Нижнеудинске дома после наводнения, делала это непрофессионально. Подрядчик нанял студентов, которые ходили по домам без специального оборудования и просто фотографировали пострадавшее жильё. Администрация Нижнеудинска вовремя отреагировала на жалобы горожан и расторгла контракт с горе-подрядчиком, написав на него заявление в прокуратуру. Компания в свою очередь требует заплатить за проделанную работу 7,5 млн руб. - ровно половину от контракта. Обе стороны встретятся теперь в суде. Чтобы не нарушать сроки, к обследованию домов в Нижнеудинске приступили ещё две московские фирмы.

Актуальная информация

Горячая линия: (8-3952) 25-33-07, в будние дни 09:00-13:00, 14:00-18.00.

Социальный телефон: 8-800-100-22-42, в будние дни 09:00-13:00, 14:00-18:00.

Звонок бесплатный с любой территории Иркутской области.

Пункты долговременного пребывания

Для эвакуации пострадавшего населения, по оперативной информации на 29 июля 2019 года, развернуто пять пунктов долговременного размещения:

Нижнеудинский район:

- ГБПОУ ИО «Нижнеудинский техникум железнодорожного транспорта».

Тулун и Тулунский район:

- ГБПОУ «Тулунский аграрный техникум» ;

- ГОКУ ИО для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей «Специальная (коррекционная) школа-интернат № 28 г. Тулуна».

Чунский район:

- ГБПОУ ИО «Чунский многопрофильный техникум».

Братский район:

- ООО «Братское взморье» (для размещения пострадавших жителей Тулуна).

Комментарий

Старший помощник прокурора Иркутской области по взаимодействию со СМИ и общественностью Ирина Щербакова:

«Со второго июля в Тулуне работает временная приёмная генерального прокурора РФ Юрия Чайки. За это время там приняли 658 человек и 365 письменных обращений. Также в пострадавших районах ведёт приём мобильная приёмная прокурора Иркутской области. Туда обратились с жалобами 184 человека. Ещё 495 граждан позвонили по горячей линии, которая открылась 15 июля. Её номер 8-908-77-33-877. Сотрудникам прокуратуры можно рассказать о трудностях, с которыми приходится сталкиваться, задать вопросы, и получить от них профессиональную консультацию

В основном пострадавшие граждане обращаются к работникам прокуратуры по вопросам получения финансовой помощи от государства, в связи с отсутствием регистрации в жилом помещении в зоне затопления.

Также стоит отметить, что органы прокуратуры выявили в 2623 нарушения закона, причём чаще всего они связаны с тем, что людей не внесли в списки пострадавших от стихийного бедствия. Также много нарушений, связанных с неинформированием граждан о ЧС».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах