aif.ru counter
108

Малый флот в большой беде?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ в Восточной Сибири» 03/08/2011

 Ещё свежи воспоминания о страшной трагедии на Волге, а под воду ушёл ещё один корабль - в минувшее воскресенье, спустя ровно три недели после крушения «Булгарии», на Москве-реке затонул прогулочный катер «Ласточка». Роковые случайности или череда закономерностей?

По мнению иркутянина с 40-летним капитанским стажем Владимира Таранушенко, в обоих случаях вся вина целиком и полностью лежит на командирах судов, которые, несмотря на технические неисправности своих машин, всё же вышли в плавание.

О том, имеет ли место подобная безответственность в нашем регионе и насколько в принципе безопасны многодневные круизы по озеру Байкал, Владимир Васильевич рассказал в интервью «АиФ в ВС».

Хозяйский подход

Крупных аварий, которые бы повлекли за собой человеческие жертвы, на байкальских маломерных судах пока не было. Бог миловал. Это говорит, прежде всего, о хорошем состоянии кораблей, в котором их изо всех сил стараются поддерживать владельцы.

В.Т.: - Флот у нас на 70-80% частный. И сделан намного качественнее, нежели государственный. Ведь каждый хозяин своё судно холит и лелеет, лично проверяет готовность к навигации, постоянно делает ремонт, причём исключительно за собственные средства. Да и конкуренция у нас очень высокая, поэтому в какую-нибудь ржавую посудину, типа «Булгарии», туристы просто не сядут - благо, есть из чего выбирать.

«АиФ в ВС»: - Проверяют ли пассажирские суда перед каждым выходом в рейс?

В.Т.: - Ежегодно перед началом навигации необходимо пройти техосмотр. Только не всем это по карману. Так, владельцам судов, зарегистрированных в Российском речном регистре, нужно выложить за оформление различных и порой ненужных бумаг 60-70 тыс. рублей. При этом для кораблей, числящихся в ГИМСе (Государственной инспекции по маломерным судам МЧС России. - Авт.), та же самая процедура обходится всего в 60 рублей. Правда, данные суда не получают теперь лицензии на перевозку пассажиров. А вот проверить их могут в любой момент, тогда как на регистровые инспекторы заходят редко. Правда, после катастрофы на «Булгарии» проверки сильно ужесточились. Как только президент распорядился провести обследование всего водного транспорта, как тут же на местах начались перегибы. Вот не так давно арестовали у нас два судна - перегруз два человека. Хотя «Ярославец» (самый распространённый тип теплохода на Байкале, рассчитан на 12 пассажиров плюс два члена экипажа. - Авт.) их даже не почувствует. Бывает, берут дополнительно несколько клиентов, но только на короткие рейсы, в дальнее плавание никто не возьмёт даже одного «лишнего» человека. На мой взгляд, никакая инспекция не проведёт осмотр лучше, чем сам судовладелец, который сделает всё, для того чтобы его корабль вернулся целым и невредимым.

К тому же любая авария, пусть даже незначительная, - это сразу чёрное пятно на репутации судна, а ведь мы работаем на имидж.

«АиФ в ВС»: - После последних печальных событий много стали говорить о более чем преклонном возрасте речного флота. Сколько лет уже служат наши теплоходы?

В.Т.: - Перестройка угробила половину российского флота, многие суда пошли на металлолом. Вот частники и стали выкупать их у государства и восстанавливать. Например, мой «Ярославец» - 1965 года выпуска. Я его купил в 2002-м, поменял весь металл, сделал усиление на 40-50%. В частности, увеличил толщину днища с 5 до 8 мм. Впрочем, занимаюсь всяческими переделками до сих пор - это как ремонт в квартире, который никогда не заканчивается.

Хороший капитан - на вес золота

Беда в том, что в Иркутске нет специальных баз отстоя теплоходов, равно как и ремонтных площадок. Вот и приходится частникам решать эту проблему самостоятельно. Кто-то за большие деньги пользуется государственными базами, кто-то пытается построить свои. Но раздобыть земельный участок на берегу и оформить все необходимые документы - практически нереально, а помощи ждать неоткуда.

В.Т.: - Каждый выкручивается, как может, - вздыхает Владимир Таранушенко. - Чтобы поднять судно на берег и покрасить, нанимают краны, бригады рабочих. Если «застукает» Роспотребнадзор - штраф, потому что санитарная зона. Ещё одна проблема - это отсутствие пирсов на Байкале. Те, что были когда-то в Голоустном, Бугульдейке, Песчанке, Листвянке, - все развалились, а новых не строят. Разве нельзя их оборудовать хотя бы по основным туристическим маршрутам, чтобы суда могли нормально причаливать к берегу, а не биться о камни, да и у туристов была бы возможность побродить по окрестностям. Правда, для этого ещё и инфраструктуру нужно создать: магазинчики сувенирные, музей, баньку какую-нибудь, домики деревянные. Я считаю так: есть посёлок, значит должен быть пирс, пусть даже платный, мы готовы отдавать за это деньги. Такая жемчужина у нас, а вокруг всё дико. В общем, не дают развиваться речному флоту, а мы идём вперёд наперекор всем административным барьерам, почти на голом энтузиазме.

«АиФ в ВС»: - А много ли сегодня желающих встать за штурвал?

В.Т.: - Найти опытного капитана очень сложно. Много пьяниц среди них, которые с корабля на корабль переходят, с такими связываться никто не хочет. А притока молодых кадров, увы, не наблюдается. На всю Иркутскую область одно учебное заведение -школа младшего командного состава, но не у всех ребят есть деньги на обучение. Мы бы и сами их готовили, вот только где гарантия, что они останутся у нас работать. Непросто удержать специалистов, ведь зарплату в 25-30 тыс. рублей они получают только в период навигации, всё остальное время - максимум 10-12 тыс. При этом ещё надо знать характер Байкала, погодные особенности, осознавать все опасности, которые таит в себе озеро, уметь маневрировать. Это приходит с опытом. А молодёжь наша хочет заработать срочно и прямо сейчас, поэтому выбирает денежные профессии.

К счастью, у самого Владимира Васильевича, бороздившего байкальские просторы без малого 40 лет, преемник есть:

- Я с детства грезил о собственном корабле. Десять лет на БАМе строил Северомуйский тоннель, накопил денег, вернулся в Иркутск. Думал, вот сейчас исполню заветную мечту - и как грянул кризис, так что все мои сбережения испарились в три дня. Но путь к цели я продолжил: участвовал в мелком бизнесе, работал инженером, даже таксовал. Так, по крохам, наскрёб на судно. Теперь всё оставлю сыну, а сам вместе с женой, с которой мы в сентябре отпразднуем рубиновую свадьбу, буду катать по озеру друзей и знакомых.

Досье:

Владимир Таранушенко родился в Иркутске в 1949 году. Окончил Всероссийский научно-исследовательский институт метрологической службы (Москва), 20 лет проработал в метрологической службе Российской академии наук, преподавал в ГИМСе. В Иркутске организовал базу для строительства и испытания судов на воздушной подушке - экранопланов. Но из-за перебоев с финансированием проект так и не удалось реализовать.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах