aif.ru counter
143

Возвращение из страны гор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. «АиФ в Восточной Сибири» 07/03/2012
Фото: автора

Почти тысяча «белых» километров по сибирской тайге. Впереди - скованные льдом русла горных рек, по обе стороны - каменные хребты-гиганты. Сердце Сибири - Республика Тыва и Тофалария - один из самых живописных и труднодоступных уголков страны, земля охотников, которой нет на официальных картах.

Фото автора

На одного человека здесь приходятся десятки квадратных километров непроходимых гор и тайги, а на один человеческий след - сотни, если не тысячи, следов звериных. Увидевших эти уголки можно сравнить со счастливцами, испытавшими машину времени: здешние места хранят память о событиях прошлых веков и тысячелетий.

Туда, где нет дорог

Наше путешествие как нельзя лучше можно описать фразой «здесь нет дорог, есть только направления». Чтобы увидеть эти скрытые от глаз горы, сюда нужно прилететь на вертолёте или приплыть по бурной воде. Недавно появился третий способ - прийти по замёрзшим руслам рек на снегоходах. Первым и пока единственным эту идею воплотил известный в области тулунский охотовед и биолог, путешественник-авантюрист Николай Терещенко. Член Русского географического общества много лет занимается освоением неизведанной Сибири.

Под его началом 24 февраля на пятёрке мощных снегоходов мы стартовали из посёлка Аршан, что в Тулунском районе (тёзки более известного бурятского курорта Аршан). Конечный пункт - два тувинских озера: Усть-Дерлиг-Холь и Алды-Дерлиг-Холь. За несколько десятилетий путешествий наш азартный командир (за рулём снегохода он с 1975 года) проложил туда не одну зимнюю дорогу. Для нынешнего путешествия выбрали маршрут: река Ия - впадающий в неё Утхум - приток Утхума Шибит. По этому маршруту костяк команды (сам Николай Васильевич и два техника-виртуоза Анатолий Иванович и Семён) проходил уже трижды. Между тем каждую зиму путешествие сравнимо с прыжком в неизвестность: как знать, какой толщины будет лёд и насколько проходим будет маршрут для машин?

В составе группы, кроме видавшей виды тройки Николая Васильевича - любители активного отдыха из Иркутска и Москвы, всего одиннадцать человек. Есть и опытные охотники, походившие в тайге, и «дилетанты» (это слово любил наш руководитель) вроде меня.

Вечером перед выездом обсуждали северную фауну: по мере движения к полярному кругу форма тела животных приближается к форме шара. Надев сразу две тёплых куртки, вполне добиваюсь сходства с обитателями северных широт. Горнолыжные очки - обязательный элемент экипировки. Уже почти весеннее солнце слепит так, что в глазах прыгают зайцы. При этом температура в горах вполне зимняя: по ночам опускается до минут тридцати, днём прогревается до пяти-десяти со знаком «минус».

Вереница из пяти снегоходов разрушает настоявшуюся вековую тишину. На прямых участках трассы машина рвётся стрелой, и дух захватывает от скорости. На наших глазах один за другим сменяются пейзажи: то по бокам вырастают отвесные скалистые стены, то гиганты расступаются и впереди открываются белые просторы, то равнина сменяется лесом.

Гости в сокровищнице

Поражает цветовое разнообразие здешнего льда: от серого до сине-голубого и от зеленоватого до коричнево-красного. Московский участник экспедиции (в «миру» - банковский работник) Анд­рей Панин рассказывает, что впервые видит «замёрзшие под углом ключи»: небольшие речушки и ручьи, стекающие с гор, промерзают до дна, и кажется, что вверх уходят сине-зелёные ледяные нити. Временами из-под слоя снега проглядывают отшлифованные ветром тёмные «зеркала».

Фото автора

Время от времени мы видим вдоль берега крупные следы: прибрежные кусты щипали изю­бри. Вот наследил соболь, вот петлял заяц, а там, левее, пробежала норка. Это на первый взгляд тайга кажется необитаемой - вдоль нашей старой дороги прошлись лось, росомаха, белые куропатки и даже пара редких снежных барсов-ирбисов (их следы после четырёхлетнего перерыва охотовед обнаружил на перевале). В дороге командир успевает рассказывать, как читать эту белую «карту». Оказывается, например, что выдра разбегается и скользит по снегу на брюхе. Что в защищённом от ветра горном распадке зверя обитает больше, чем на поросшей лесом равнине. Что соболя в последние годы расплодилось столько, что в лесу почти не осталось куропаток… Стараюсь успеть впитать, разглядеть и вслушаться.

- А хозяином тайги себя не ощущаете?

- Хозяин здесь медведь, а мы - гости, - щурится командир.

Густо поросшие лесом хребты в лучах вечернего солнца напоминают медвежьи спины. Тёмные камни, что выглядывают изо льда, издали похожи на прилёгших погреться тюленей или морских котиков. На кедровых лапах лежат богатые снежные шапки, на языке охотников - кухта. Оказывается, что нетающие островки снега в горах принято называть белком, а увидев на реке наледи, бывалый охотник скажет, что они «кипят».

Штурмующим и дерзающим

Фото автора

Как кипят наледи, нам пришлось увидеть на второй - самый сложный день пути. Тонкий слой льда то и дело ломался, и снегоход проваливался в примерно полуметровые прослойки воды между двумя ледяными пластами. По обе стороны летели осколки льда и фонтаны брызг. Порой машина словно хотела вырваться из рук командира и юлила, как выброшенная на лёд гигантская рыбина. Один из замыкающих снегоходов долго не мог выбраться из водяного плена, машину удалось вытянуть только на буксире. К счастью, в этом году природа не испытывала нас на прочность, и остальные дни лыжи наших «железных коней» ехали только по снегу.

Фото автора

За девять дней, проведённых в горах, нам удалось дважды пройти горный перевал высотой больше двух тысяч метров, разделяющий Тыву и Тофаларию. Увидеть вереницу красивейших озёр, прожить несколько дней с православными монахами (об этих людях мы обязательно расскажем в следующих публикациях). Попробовать талую воду, которую хочется пить безо всякой заварки и сварить уху из местных красавцев-хариусов. Утопить в полынье и реанимировать один из снегоходов, починить сломанные сани с помощью железного троса и берёзовой ветки…

Порой было трудно, тяжело и физически, и морально. Но всё-таки мы очень счастливые люди, потому что оказались здесь и сейчас. И за эти десять дней мы успели прожить другую жизнь - пусть более суровую, зато, кажется, более настоящую и верную.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах