aif.ru counter
204

От чего и зачем спасали самарских отшельников в сибирской тайге?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. «АиФ - В Восточной Сибири» 01/12/2010

Многие покинули скит и вернулись домой, четверо умерли от старости и болезней, 18-летняя девушка замёрзла, заблудившись в лесу.

Совместная операция силовиков и спасателей по эвакуации самарских отшельников разделила большую аудиторию центральных и региональных СМИ на два лагеря: осуждающих и поддерживающих вдохновителя этих скитаний. Заочно обвинив архимандрита Константина (Воробьёва) в психологическом давлении на своих подопечных, инициаторы принудительного выдворения, как нам кажется, сами посягнули на две гражданские свободы - вероисповедания и перемещений. Чтобы задать отцу Константину резонные вопросы (которые пока не удосужились задать другие СМИ), корреспондент «АиФ в ВС» отправился в Тулун, где старец и две монахини - Анастасия и Нина - уже во второй раз находят приют.

Вольному - воля

- Сначала я был монахом Троице-Сергиевой лавры, но, видя Россию, в трудных условиях находящуюся, - с её атеизмом, гонениями невинных людей, посчитал необходимым пойти по стезе мирской, - рассказывает архимандрит Константин. - Служил в Московской и Тверской епархиях, в Тувинской республике, и ещё 18 лет - в Самарской епархии. Строил церковь, открывал воскресные школы, окормлял 16 приходов. Отслужив у престола Божия почти 40 лет, с благословления Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия вышел за штат и покинул епархию. Мне нужно было глубже заглянуть в свой внутренний мир, преобразовать самого себя, избавиться от недостатков. Ведь всех нас - людей, живших при советской власти, вывёртывали и выкручивали, начиная со школьной скамьи, много негатива занесли нам в души. Чтобы жить духовно, необходимо было уединиться, покинуть церковь, которой присущи теперь политика и коммерция, а служители её тянутся к роскоши.

Решение насовсем уехать в Тыву, «где когда-то служил, с необыкновенной природой которой был хорошо знаком», отец Константин пытался, но не смог сохранить в тайне от своего прихода:

- У меня есть несколько постриженцев, и первыми заволновались они - мои монашествующие чада: «Батюшка, мы вас одного не бросим».

Тремя рейсами вертолёта нас закинули на реку Хамсара в Саянах. В этом месте мы прожили две зимы. Было очень тяжело. Позже к нам приезжала многодетная семья с несовершеннолетними отроками, пришлось уговорить их возвращаться домой. Многие другие покинули скит по собственному желанию - никто их не осуждал и насильно не удерживал. Как говорится, вольному - воля, спасённому - рай.

«Зла не держим»

К суровым условиям таёжного быта прибавилась ещё одна напасть. Выбранное место оказалось не таким глухим, как хотелось бы отшельникам. В скит зачастили любопытствующие рыбаки и туристы, не всегда трезвые, много сквернословящие. Когда об этой проблеме узнал тулунский путешественник Николай Терещенко, также случайно нашедший скит во время прохождения экстремального маршрута, он предложил отшельникам, которых оставалось уже 16 человек, приют на своей базе и обещал подыскать им более уединённое и пригодное для жизни место в малоснежной Тофаларии.

- Третью зиму мы провели у Николая Васильевича, и тут как нарочно закрыли аэропорт Нижнеудинска, откуда мы планировали на вертолёте добраться до Тофаларии. Посовещавшись, мы приняли решение выехать до Иркутска, потом, через Бурятию, в Орлик, и оттуда - в нашу родную Тыву. Знакомые геологи отвезли нас так далеко, куда могли пробиться их вездеходы, и дальше мы пошли уже сами. Продвигались очень медленно - сначала несли наших страдающих ДЦП монахинь, затем возвращались за вещами и, не дойдя до намеченной цели, с наступлением осени поставили избушку, а в том месте, где случайно, роя полуподвал, наткнулись на ручей, - часовню.

Но и с этого места весной пришлось сниматься скитальцам. В местной реке не оказалось рыбы.

- В начале мая, по снежному насту, на самодельных санях мы стали вывозить свои пожитки и неходящих матушек, - продолжает отец Константин. - Шли почти всё лето и неподалёку от озера Белин-Холь отыскали подходящее место, где расположились уже окончательно. Построили каркас шатра, обтянули его брезентом, пол устлали сухими ветками, а сверху - распиленными брёвнами. Поставили печку и начали готовиться к зиме. Время от времени ходили на стоянку геологов, которые не отказывали нам в помощи - давали лекарства, хлеб, сладости.

К этому времени мама одной из молодых монахинь, Вассы, решила вторично вернуть её из тайги (она уже забирала дочь на вертолёте МЧС, но девушка вновь покинула монастырь и присоединилась к отшельникам в Тулуне). Не смирившись с разлукой, женщина обращалась во все инстанции с заявлением, что дочь удерживают в тайге против её воли. Но особенно активно изобличала отца Константина в мыслимых и немыслимых грехах бывшая отшельница Елена Тельных.

- Она - девушка очень молоденькая, только закончила институт. Видимо, не рассчитала она свои силы, придя из светской жизни, не смогла жить в новом коллективе, нести послушание, - говорит родная тётя Елены, матушка Нина.

- Священники часто подвергаются испытаниям: Серафиму Саровскому разбойники проломили голову, а он простил их - знал, что не по собственной воле они сотворили это. Есть тёмные силы, о которых говорится в Евангелии, мне кажется, и Еленой сейчас управляют они, - полагает отец Константин. - Придёт время, и девушка осознает, что, называя нас сектантами, поступает неправильно.

Не серчают отшельники и на своих вооружённых «спасителей», которые дали скитальцам полчаса на сборы, не разрешив захватить в вертолёт даже святыни - старинные иконы и книги.

- От нас многие ушли, не выдержав тяжёлых условий, - говорит отец Константин. - Их рассказы о жизни в тайге вполне могли ужаснуть людей на Большой земле. Ведь за исключением Лыковых в сибирские скиты никто не уходил. Такой поступок сложно понять мирскому человеку.

Комментарии:

В Самарской епархии нам сообщили, что архимандрит Константин «уволился официально, за время службы церковных правил не нарушал, однако благословления на отшельничество не спрашивал». Органы следствия к вдохновителю самарских отшельников вопросов не имеют. Зато есть они у тулунского энтузиаста Николая Терещенко - к организаторам наземной «спасательной» операции, невольным участником которой он стал:

- Поддавшись на провокацию, я согласился быть проводником у спасателей, пограничников, МВД и ФСБ, поверил, что у отшельников кончилась еда. Меня и других добровольцев - Сергея Яблокова из Тулуна и Николая Будаева из Орлика - под предлогом близости государственной границы отправили восвояси, когда наша автоколонна была уже в 30 км от места нахождения скита. Им не нужны были свидетели насильственного и безосновательного выдворения верующих людей из мест, где они имели полное право находиться. В этих поисках дважды использовали вертолёт, на всю операцию больше миллиона рублей потратили. У нас люди умирают в больницах без лекарств, так, может, на них следовало потратить эти деньги?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах