aif.ru counter
328

Заларинский район стал новой родиной для голендр

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. «АиФ в Восточной Сибири» 16/05/2012
Фото: Марии ОГНЕВОЙ

Этнографы так и не определились с национальностью людей с немецкими фамилиями, которые молятся по-польски, говорят на русском языке с украинско-белорусским «оттенком» и хранят свои неизвестно откуда взявшиеся традиции. «Мы из голендр», - заявляют представители местного населения Пихтинска, Среднего Пихтинска и Дагника. Их предки более века назад выстроили эти населённые пункты в условиях труднопроходимой тайги и заложили тем самым прочный фундамент для счастливой жизни необычной для здешних мест общины.

Нелёгкая доля

Историю появления своего народа в Сибири современные голендры знают в мельчайших подробностях и благоговейно о ней рассказывают. Для них первопроходцы, или ходоки (в их честь даже обелиск установили в 2007 году), - настоящие герои, которые на свой страх и риск отправились осваивать далёкую неизведанную территорию.

Фото: Марии Огневой

 

- По одной из версий, мы - потомки голландцев, по другой - немцев, которые первоначально обосновались на берегу реки Буг, на границе Польши, Белоруссии и Украины, - поведал нам руководитель историко-краеведческого кружка, а в прошлом - директор пихтинского сельхозпредприятия Пётр ЛЮДВИГ. Его бабушка и дедушка общались на чистом польском, родители изъяснялись «по-хохляцки», а сам он и его дети почти обрусели. - Жили в крайне стеснённых условиях, вплоть до того, что козу или корову хозяин привязывал на верёвку около дома, чтобы та не заходила пастись на чужой участок. И когда началась столыпинская реформа, в 1905-1906 годах, многие решили перебраться в Сибирь. Сначала прибыли застолбить место, а спустя несколько лет вернулись с семьями. Первым жильём стали землянки и шалаши, а когда шли в гости к соседу, делали по пути зарубки, чтобы не заблудиться в густой тайге.

Фото: Марии Огневой

 

Интересно, что в переписном пункте в Тырети представителей «странного» народа записали немцами, на принадлежность к которым указывали, прежде всего, их фамилии (Людвиг, Кунц, Гильдебрант, Зелент), а ещё - трудолюбивый характер и тяга к аккуратности. Однако в годы Великой Отечественной войны такая трактовка национальности сыграла с голендрами злую шутку: на фронт их не пустили, а отправили прямиком в трудовую армию - для людей, переживших и раскулачивание, и репрессии 30-х, это стало, пожалуй, самым страшным испытанием. Многие пихтинцы не вернулись из них вовсе, другие - лишь спустя 8-9 лет. Кстати, в деревне живы четыре бабушки, которые прошли через все ужасы советского концлагеря. Они вспоминают, что самые жуткие унижения они как «недонемцы» терпели не от начальства, а от военнопленных. Так, отец Ивана ЗЕЛЕНТА, уполномоченного по правам человека в Иркутской области и, наверное, самого известного голендра в нашем регионе, вернулся из трудармии в 1945 году.

- Он был настолько измождён, что мать его узнала только по отрубленному пальцу. Я убежал от незнакомца, а местные жители, которые в ту пору жали рожь, подумали, что вор, прибежали с серпами и окружили его. Этот день навсегда останется в моей в памяти, - рассказал «АиФ в ВС» Иван Зигмундович.

Что нас не убивает, то делает сильнее. Все лишения, выпавшие на долю пихтинских «немцев», только закалили их волю и ещё сильнее укрепили родственные связи.

Фото: Марии Огневой

 

В 80-е годы, при поддержке государства, три особые деревни испытали небывалый подъём: мужчины ударно трудились в совхозе, женщины - в швейном цеху, потом организовали пекарню, открыли детский сад, дороги сделали, телефонную связь провели. Тогда, вспоминают старожилы, был самый настоящий молодёжный бум: приезжали молодые пары, начинали активно возводить дома. К сожалению, бурная деятельность кипела недолго - уже в конце 90-х местное предприятие обанкротилось, начался массовый отток населения, в том числе за рубеж, повсюду оставались недострои, детсад и одну из трёх начальных школ пришлось закрыть.

Сейчас работы на селе практически нет: некоторые пихтинцы ездят в соседнюю Хор-Тагну - самое крупное село в Заларинском районе, где функционирует детский дом областного значения. Кстати, оттуда некоторые семьи берут ребятишек на патронат, за что получают деньги. Среди женщин есть учителя, продавцы (магазин тоже один на три поселения), сотрудницы дома досуга. Мужчины, как правило, работают в местном крестьянско-фермерском хозяйстве или вахтовым методом.

Дом - «три в одном»

Главное же занятие пихтинцев - содержание личного подворья. У каждого хозяина - сад, огород, домашний скот. Благо, в родовых усадьбах есть где разгуляться: первопроходцы не были ограничены никакими пространственными рамками. Да и сами дома, рубленные без единого гвоздя, у голендр совсем не похожи на сибирские избушки. Скорее, они напоминают многофункциональные комплексы, в которых все необходимые помещения собраны под одной длинной кровлей. Экскурсию по одному из них, который в начале июля планируется превратить в музей, любезно согласился провести Пётр Людвиг вместе со своей дочерью Еленой, которая, к слову, руководит народным ансамблем «Квиточка». Итак, сначала идёт жилая часть («изба»), аккуратно побелённая и иногда разделённая на две комнаты: одна - для престарелых родителей, другая - для детей, которые должны ухаживать за ними до самой смерти. Вообще у голендр принято почитать старших и обращаться на «вы» даже к родным отцу и матери. К избе примыкают загоны для коров, свиней, гусей, лошадей и другой живности («стайка»), а также ток, где обрабатывают зерно и хранят сено. Все три части дома связаны внутренними проходами, и каждая имеет отдельные выходы во двор.

 

Фото: Марии Огневой

 

- Очень удобно, особенно в ненастную погоду: всё под одной крышей, даже на улицу не обязательно выходить. На территории усадьбы обязательно есть огород, поско`тина, баня, коптильня для мяса и сала, колодец с журавлём, - демонстрирует нам гид исторически сохранившиеся объекты.

Кстати, сам Пётр Мартынович является, если можно так выразиться, хранителем такого же старинного здания, которое было построено без малого сто лет назад дедом Ивана Зелента. В нём голендр и его семья вот уже три десятилетия проводят большую часть времени, оставляя внутреннее убранство в первозданном виде, разве что некоторые блага цивилизации, вроде холодильника и телевизора появились. Правда, cейчас многие жители либо «модернизируют» доставшиеся в наследство усадьбы (практически не изменили свой облик порядка 10-11 из них), либо строят рядышком более комфортабельные апартаменты.

Фото: Марии Огневой

 

 

Старина врывается в современность

Несмотря на то, что прогресс потихоньку входит и в размеренную пихтинскую жизнь, голендры стараются не забывать свои корни: молоденькие девушки из народного ансамбля регулярно ходят к нескольким бабушкам, которые напевают им под запись старинные песни, рассказывают об обычаях и обрядах. Некоторые из них в сёлах уже возродили. К примеру, в Вербное воскресенье ранним утром ребятишки с вербой в руках заходят в каждый дом и «вербабят»: нахлёстывают веточками спящих хозяев и приговаривают на языке своих предков, желая всем здоровья и благополучия. Кроме того, местные жители колядуют, а к Пасхе украшают яйца, нанося на них воском уникальные старинные узоры. Традиционным остаётся свадебный обряд, самый красивый и торжественный. Длятся празднества два дня, а заправляют всем процессом двое сватов - с помощью декоративных бичей, украшенных разноцветными лентами. После первой брачной ночи невесте вместо фаты надевают чепец замужней дамы, в котором впоследствии она появляется на всех торжествах, а жениха облачают в шляпу. Кстати, изначально голендры могли вступать в брак только со «своими», ведь «две веры на одной подушке не спят».

Такие ритуалы, как похороны и «хрыстыны», сопровождаются божественными песнями, тексты которых зафиксированы в «ксенжках» - так по-польски называются религиозные книги, где собраны лютеранские псалмы и проповеди, а также молитвы на каждый день. Поскольку в посёлках нет церкви, богослужения устраивают прямо в домах.

Из поколения в поколение передаются кулинарные рецепты. Самое распространённое национальное блюдо - польский борщ, который представляет собой кисловатый наваристый бульон, хорошо снимающий синдром похмелья. Русские гости во время застолья тщетно пытаются найти в тарелке какие-либо ингредиенты - все они подаются отдельно. Также хозяйки любят готовить картофлянки (картофельные шарики, обжаренные на шкварках), картофельную и мясную колбасу, «пыроги», выреники и многое другое. На всю страну славится пихтинский самогон. Иностранцы, которые бывают в гостях у пихтинцев - а это и литовцы, и голландцы, и немцы, и белорусы, и поляки - находят что-то до боли родное в национальной кухне голендр.

Кстати:

С 2005 года в Среднем Пихтинске действует комната-музей, где собраны уникальные предметы мебели, быта, украшений и орудия труда, привезённые первыми ходоками и до сей поры использующиеся в хозяйстве. Со времён переселения сохранились, в частности, прялки, ткацкие станки или «варстаты», молотилки, веялки, деревянные вёдра, рубанки, колодки, «ночувки» (корыта, в которых и сало солили, и бельё стирали, и тесто месили), «куферы» (сундуки для приданого). К сожалению, большая часть экспонатов была утеряна при пожаре в Заларинском музее.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах