aif.ru counter
18

Иркутский хлебозавод пытался выселить бывших работников предприятия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. «АиФ - В Восточной Сибири» 16/02/2011

Напомним, что собственник этого дома - ЗАО «Иркутский хлебозавод» - пытался выселить людей, включая несовершеннолетних детей, из занимаемых квартир, мотивируя свои действия тем, что оставшиеся жильцы уже не являются работниками предприятия, а также аварийностью здания и острой необходимостью его сноса.

Закон на стороне жильцов

Четырём семьям, не согласившимся на условия переезда, которые предложил им собственник, и решившим отстаивать своё конституционное право на жилище, были созданы практически невыносимые условия проживания: отключена горячая вода, отопление, в пустующих квартирах выбиты все окна, выломаны двери, демонтированы радиаторы, ванны. В результате в преддверии зимы люди оказались в ситуации, когда из всех бытовых благ цивилизации им было доступно только электричество.

Правовую оценку происходящему, естественно, дал суд, который состоялся уже после публикации в «АиФ в ВС». Он признал все требования собственника о выселении жильцов из дома по улице Рабочей, 23 незаконными и обязал его возобновить подачу тепла и водоснабжения. Более того, в отношении двух женщин - Татьяны Жуковой и Марины Кустовой суды прошли и в районной, и в областной инстанции, и в обоих случаях решение было принято в их пользу.

Кроме того, к делу о выселении подключилась и прокуратура Иркутской области, обратившись в Областной арбитражный суд с исковым заявлением к ЗАО «Иркутский хлебозавод» и территориальному управлению Росимущества о признании недействительной приватизации дома 23 по улице Рабочей. Суд первой инстанции по этому иску состоится уже на этой неделе - 17 февраля.

Противостояние продолжается

Казалось бы, справедливость восторжествовала, и теперь жильцам злополучного дома нечего опасаться. Однако спустя пять месяцев они вновь обратились за помощью к нашему изданию.

Как выяснилось, мытарства четырёх «стойких» семей ещё не закончились, и успокаиваться рано. Например, как рассказал корреспонденту Алексей Беляев, из-за постоянной неявки представителей хлебозавода на судебные заседания, его семья, в которой растут двое малышей (а им нет и трёх лет), до сих пор находится в подвешенном состоянии - судебное решение о незаконности их выселения так и не принято. По этой причине несовершеннолетние дети в настоящее время нигде не зарегистрированы и находятся в прямом смысле в положении бомжей. Надо ли объяснять, что в нашем государстве, где всё ещё действует институт прописки, этот факт имеет весьма неприятные последствия: без регистрации нельзя получить полис медицинского страхования, место в муниципальном детском саду, нельзя и рассчитывать пойти в школу…

По аналогичным причинам в таком же неопределённом положении находится и четвёртая участница событий - пенсионерка Лариса Гурская. Так что в судебной тяжбе между жильцами и ЗАО «Иркутский хлебозавод» окончательная точка ещё не поставлена.

Кроме этого, собственник здания абсолютно устранился от его содержания. Как говорят жильцы, они в любой момент могут оказаться в роли пострадавших в результате аварии: ведь в полуразрушенном доме все системы жизнеобеспечения, и в первую очередь водопровод и система отопления, дышат на ладан. Локальные утечки они, как могут, латают сами, а все обращения за квалифицированной помощью собственник игнорирует. При этом жильцы исправно оплачивают иркутскому хлебозаводу коммунальные услуги.

Но более всего герои наших публикаций опасаются, что пока суд да дело, их вместе с домом продадут какой-нибудь бизнес-структуре, даже несмотря на якобы аварийное состояние строения. И эти опасения имеют под собой вполне реальные основания: с недавних пор в гости к жильцам стали захаживать представители иркутских агентств, занимающихся продажей недвижимости. Они не скрывают, что выступают от лица желающих приобрести здание, вот только четверо стойких мешают им оформить сделку.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах