aif.ru counter
3882

Любовь Казарновская: В нашей стране опасно произносить слово «цензура»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. «АиФ в Восточной Сибири» 19/03/2014
Любовь Казарновская со своим мужем на Байкале.
Любовь Казарновская со своим мужем на Байкале. © / Любовь Казарновская. / Из личного архива

Она выступает на сцене ведущих оперных театров мира, работает с выдающимися исполнителями, её концерты расписаны на год вперёд. Но в плотном гастрольном графике оперная дива всегда находит время, чтобы порадовать своим талантом провинциального зрителя. В том числе и иркутян.

Намоленная провинция

- Сибирь - это моя terra, моя любимая, но в то же время неизведанная земля, - говорит Любовь Казарновская. - У меня все корни отсюда: мой прапрадед построил дом в Алзамае (Нижнеудинский район. - Прим. ред.) на всю свою большую семью Шахматовых. Сейчас в нём - охотничья стоянка, где постоянно кто-то есть. Дом живёт, а ему уже где-то 200 лет. А ещё мой прапрадед говорил: «Когда заболеваю, водичкой из Байкала умоюсь, попью её - и уже другой человек». Видимо, у меня это в генах.

Иркутской публике не часто удается посетить концерты таких звезд, как Казарновская. Фото: Из личного архива Л. Казарновской

При этом она признаётся, что в своё время Запад освоила лучше, чем свою страну. И считает это несправедливым, потому что она, Родина, дала ей жизнь, культуру, заряд бодрости, энтузиазма и оптимизма:

- Вся моя сибирская линия, мои иркутяне, новосибирцы, омичи - по папиной и маминой линиям - были очень позитивными, любящими жизнь. Хотя судьбы у них сложились не из лёгких: они прошли войну - кто-то потерял жён и детей, кто-то остался инвалидом… Но радость и позитив были в них всегда. Я помню, когда в Москву приезжали наши родственники, мы садились у бабушки в квартире за столом и лепили пельмени. Все хохотали, пели песни, кто-то доставал аккордеон, и начиналось безудержное веселье… Это мои корни, которые я ощущаю.

Просветительская роль

Любовь Казарновская очень трепетно относится к российской провинции и, по её словам, всегда едет туда с радостью. Второй год у неё длится гастрольный тур по России, который сначала назывался «Сто и один концерт» (по аналогии с «Тысячью и одной ночью»). Но этот проект вызвал большой интерес, и певица решила его продлить и назвать «Двести и два концерта».

В Иркутске Любовь провела несколько дней. Посещение Байкала - обязательный пункт в расписании. Фото: Из личного архива Л. Казарновской

- Честно скажу, от этих выступлений я получаю гораздо больше удовольствия, чем когда впрягаюсь в контракты и тяну их, как баржу, на Западе, - рассказывает Любовь Юрьевна. - Провинциальный слушатель - особенный. Я всегда говорю так: чем дальше от Москвы, тем чище люди, тем они менее эгоцентрично на себе заточены: «А я уже всё видел, всё знаю, меня уже ничем не удивишь». Здесь чистый взгляд и естественное, искреннее отношение к артисту. Не у всех, конечно, но у большинства. А иркутская филармония - это просто «намоленный» зал! Сколько тут выступало выдающихся артистов, и это так ценно, здорово, приятно. Выходишь на сцену этого красивого здания и видишь глаза каждого зрителя - вплоть до последнего ряда. И публика видит мои горящие глаза, с какой радостью я дарю ей всё, что во мне накоплено. Мне очень дорога реакция людей, это даёт мне энергию и силы продолжать. Понимаю, что я нужна. А иркутяне аплодировали мне после концерта 20 минут, что потрясло до глубины души.

- Неужели вас, артистку с мировым именем, ещё что-то может удивить?

- Удивляюсь каждый раз. Как в своё время сказал Моцарт: если в вас убит ребёнок, удивляющийся миру, вы больше не артист. Каждый город, каждая встреча с аудиторией даёт мне что-то новое. Я встречаюсь с такими интересными людьми, с такими необыкновенными судьбами, историями… Зрители рассказывают мне потрясающие истории из своей жизни, которые слушаю, открыв рот. Такую искренность, такую подачу своего «нутра» на Западе уже не встретишь. Там люди очень закрытые. Они обязательно раз в неделю посещают театр или концертный зал, для них это - часть их буржуазной жизни, как еженедельный поход в хороший ресторан, где подают качественную и дорогую еду и вино. Они очень милые и деликатные, но они тебя поблагодарят, и на этом - всё. Наши люди несут артисту свою душу, свою судьбу.

- И всё же предположу, что очень многие жители глубинки знают вас не по оперным постановкам, а как члена жюри в телевизионных музыкальных передачах «Один в один» и «Точь в точь». Почему вы согласились принимать в них участие?

- Думаю, моя задача - внести нотку просветительства в эти проекты, чтобы я рассказывала зрителям - а большая часть из них - молодёжь, - кто был тот или иной исполнитель. Например, Жасмин делала в одной из передач Майю Кристалинскую, при этом 20 - 25-летние зрители понятия не имеют, кто это. А ведь её в своё время называли поющей московской консерваторией, и благодаря такому музыкальному проекту, можно сказать, произошло триумфальное возвращение образа этой замечательной певицы. Другое дело, что таких программ как «Точь в точь» не должно быть много - не надо их клонировать.

Абсурд на сцене

- Популяризация искусства в России - это благодарное дело?

- Популяризация чего бы то ни было и благотворительность - никогда не были благодарным делом. Если ждать благодарности, то не надо этим заниматься. Это должно идти от души и быть просто интересно вам. Мне это интересно самой, я читаю безумное количество литературы и делюсь полученной информацией. Например, сейчас прочитала монографию Дягелева, и у меня сразу родились идеи различных просветительских программ и исторических концертов.

Зимний Байкал покорят сердца.  Фото: Из личного архива Л. Казарновской

- Елена Образцова говорила о том, что в культуре нужно вводить цензуру, потому что многие современные режиссёры просто портят всё, в том числе и оперу. Вы согласны со своей коллегой?

- Это так называемые режоперы (сокращённое режиссёр оперы), которые давно «творят» на Западе: в Германии, Франции, а теперь есть и в России. В своём стремлении осовременить классику они буквально дошли до абсурда: например, в опере «Аида» героиня в камуфляже и с автоматом бежит через границу с Чечнёй, а в спектакле «Руслан и Людмила» Руслан - весь в наколках - совершает на сцене половой акт с Людмилой. К счастью, публика на таких постановках встаёт и кричит: «Позор, верните нам наши деньги. Мы не хотим смотреть такое». Галина Вишневская на одном подобном спектакле встала и сказала, что если это - сегодняшний Большой театр, она больше в него ни ногой.

Я не против современных постановок - сама участвовала в чудесных. Но ненавижу режоперу, где вс е с ног не голову ради скандала и выпедндрежа - бессмыслица и отвращение. Уходишь со сцены, как будто тебя помоями облили. Во многом именно по этой причине, особенно после того, как спела в Германии «Тоску», где действие происходит на помойке, я не участвую в театральных постановках, а делаю только свои антрепризы.

Но в нашей стране опасно произносить слово «цензура», потому что здесь вместе с водой выплеснут и ребёнка и доведут всё до идиотизма. У нас и так артист, чтобы выступить с сольным концертом, к примеру, в Большом зале Московской консерватории, должен за год подать заявку и «выиграть» у себя самого тендер.

- Любовь Юрьевна, вы наверняка знаете, что в Иркутске проходит Международный музыкальный фестиваль «Звёзды на Байкале». С подачи Дениса Мацуева уже два года в нём участвуют оперные исполнители. Он не приглашал вас?

- Пока я не получала от него такого приглашения. Но у меня с Денисом дружественные отношения, я хорошо к нему отношусь как к музыканту и доверяю его мнению и вкусу. Думаю, что когда-нибудь мы в этом смысле соединимся, и я с удовольствием поучаствую в фестивале, потому что в Иркутске есть потребность в оперном искусстве. Вообще, Денис - молодец, как известный иркутянин он честно выполняет свой долг перед родным городом.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах