aif.ru counter
05.06.2015 13:15
2235

Сокровища красной земли. Путешествие к петроглифам времен палеолита

Сюжет Путешествуем с АиФ
На этих красных скалах много веков назад древние люди оставили свидетельства своей жизни.
На этих красных скалах много веков назад древние люди оставили свидетельства своей жизни. © / Роман Сизых / АиФ

Если у жителей центральной части Российской Федерации есть возможность отдохнуть в постолимпийском Сочи, неизведанном Крыму или в популярной среди экстремалов  Карелии, то для сибиряков даже такой отдых может стать необоснованной тратой денег в кризис.

Иркутская область – одна из самых больших территорий страны, границы ее простираются далеко на север, от областного центра рукой подать до озера Байкал и заповедников Бурятии. Однако даже уроженцы области мало что знают о достопримечательностях своего богатого края. Туристический бизнес здесь практически не развит, все неэкстремальные маршруты сходятся на побережье Байкала, где отдых по цене мало отличается от заграничного.

Вряд ли кому придет в голову путешествовать на север области, где и весна приходит позже, и лето не всегда позволяет жить в палатке у костра. Казалось бы, никакого повода тратить время и средства для поездок в эдакую глушь. Но повод есть.

Всего лишь 250 километров отделяют Иркутск от живых свидетельств эпохи палеолита. Памятник древнего наскального искусства находится недалеко от поселка Качуг, что стоит на северной реке Лене. Именно сюда совершили путешествие корреспонденты «АиФ-Иркутск», чтобы рассказать о неповторимой северной природе и состоянии уникального памятника, названного по имени небольшого поселка, что находится рядом с Шишкинскими писаницами.

Путешествуя по Иркутской области вы не раз удивитесь тому, как меняется природа. Настолько велика ее территория.  Фото: АиФ/ Роман Сизых

«Степь да степь кругом…»

Расстояние от Иркутска до Качуга – это ни много, ни мало – 256 километров. Главным образом всех путешествующих на автомобиле при таких переездах волнует наличие асфальта. Нефедеральные трассы в Иркутской области в основном грунтовые, путешествовать по ним можно, но нужно быть готовыми к облакам пыли и летящим из-под колес других автомобилей камням. В случае Кучуга, местная жительница, с которой мы согласовывали свой маршрут, о качестве дорожного покрытия ответила уклончиво: «наплывами».

Забегая вперед, отметим, что вполне добротная дорога продолжалась до Баяндая, а вот дальше, хоть грунтовка и не попадалась, асфальт резко «заволновался». Так что, если решитесь на поездку, будьте там поосторожнее.

Сама поездка, а в нашем случае это было пятичасовое путешествие на малолитражном автомобиле, обязательно станет для вас приятным воспоминанием. Бескрайние просторы, умиротворяющие степи и пологие зеленые горы – что еще нужно, чтоб начать отдыхать от города уже прямо в автомобиле?

Верховья реки Лены. Фото: АиФ/ Роман Сизых

Дорога, по сути, идет вдоль побережья Байкала, правда самого озера с дороги не видно. Если вы захотите взглянуть на него, то вам нужно будет свернуть с дороги  в упомянутом выше Баяндае примерно через 125 километров после начала пути. После бурятского поселка Баяндай трасса начинает уводить автомобили на север.

Так как значительную часть дороги пересекает Усть-Ордынский бурятский округ, входящий в состав Иркутской области, где население живет скотоводством, на дороге часто попадаются коровы и небольшие табуны лошадей. Понаблюдать за мирно пасущимся скотом в дороге приятно, только стоит помнить, что животные часто выходят на трассу и могут спровоцировать ДТП.

Прироода севера сурова, но прекрасна. Фото: АиФ/ Роман Сизых

В степях Прибайкалья живет множество птиц. Даже двигаясь в автомобиле запросто можно довольно близко увидеть степных орлов, сапсанов и других хищников. Птицы не боятся автомобилей и с любопытством следуют рядом с ними крыло в крыло.

«Огненная земля»

Первое, что поражает при подъезде к Качугу – это необычная земля. Такие красные песчаники можно увидеть на фотографиях каньонов Колорадо. Качугцам это не кажется необычным. Они давно привыкли к огромным рыже-красным утесам и даже к цвету собственных огородов.

Красные песчанники. Фото: АиФ/ Роман Сизых

Точное время основания Качуга не известно, первые упоминание о нем приходятся на 1686 год.  Свое название поселок ведет от эвенкийского слово «кочо» - излучина, изгиб реки. И правда, река Лена здесь часто извивается. На воспетую в книгах и фильмах широкую Лену, воды которой разливаются на десятки километров, местная Лена не похожа. Близ Качуга она только берет свое начало, это ниже по течению в нее вольются многочисленные реки, чтобы сделать самой могучей водной артерией севера. Название реке тоже когда-то подарили эвенки. С их языка «Елю-Енэ» означает «большая река».

Лена по Качугу проходит однородным руслом. Есть большой автомобильный мост и один подвесной пешеходный. Течение здесь среднее, но не стоит обманываться. Недалеко от подвесного моста вы можете увидеть дом, перед которым стоит памятный знак наводнения, а на самом доме, почти под самой крышей метку, до которой тогда поднималась вода в 1934 году.

На стене дома показан уровень воды Лены, разлившейся в 1934 году. Фото: АиФ/ Роман Сизых

В Качуге к услугам приезжих есть две гостиницы. Первая предлагает проживание в небольших комнатах с удобствами в коридоре за 600 рублей с человека. Гостиница устроена во дворе частного дома, максимум общения с другими постояльцами и хозяевами вам гарантировано. Другой гостиничный комплекс уже больше похож на комплекс. Специально выстроенное двухэтажное здание порадует вас благоустроенными номерами, правда заплатить придется тысячу рублей за каждого проживающего. Состояние гостиницы можно оценить как почти удовлетворительное, самый большой минус – это непоколебимая неприветливость персонала. Хотя это можно списать на характер местных жителей, обусловленный суровыми природными условиями.

14 тысяч лет до нашей эры

До вожделенного памятника от Качуга нужно преодолеть несколько километров по грунтовой дороге. Во время поездки вам откроются красоты Ленских берегов – крутые красные утесы так и просятся в объектив. После очередного поворота реки открывается вид на скальник, на котором и хранятся свидетельства о художественном восприятии мира людей из далекого палеолита – древнекаменного века, в котором люди только научились делать каменные орудия и керамику, а земледелие и скотоводство им были еще не знакомы.

Фото: АиФ/ Роман Сизых

Скальник состоит из множества красных камней, некоторые из них словно специально обработаны огромным тесаком, настолько их поверхность ровная. Неудивительно, что именно они стали холстом для древних художников.

Вдоль скальника тянется асфальтированная дорога, ее устроили специально, чтобы не разрушать памятник. У начала скал под горой стоит небольшая сторожка, в которой уже несколько лет постоянно проживают смотрители. Любопытные сюда приезжают часто, беспокоят сторожей своим присутствием и вниманием. Вот и сегодня навстречу нам вышел улыбчивый мужчина, представившийся Борисом.

Двухэтажная сторожка. Фото: АиФ/ Роман Сизых

«Туристов бывает много, - рассказывает Борис. – Нас тут и поставили для того, чтобы защищать рисунки от таких вот как вы. По инструкции подниматься к ним запрещено. Рисунки хоть и сохранились, несмотря на время, но постоянно уничтожаются вандалами, которые хотят и сами на скалах свой след оставить».

Мы попросили разрешения посмотреть на рисунки и Борис согласился нас проводить. Скальник возвышается над Леной довольно высоко – это практически отвесная гора, с выступившими из нее камнями. С земли увидеть рисунки практически невозможно – они скрываются за выступами, либо нарисованы очень высоко. Древние художники явно не стремились к публичности своего искусства.

«Вот, посмотрите, какое безобразие, - комментирует Борис, указывая на свежие надписи, сделанные белой краской. – С одной стороны, хорошо бы, чтоб писаницы наши могли видеть люди, но с другой мы можем их потерять, ведь за всеми не уследишь».

Камни густо усеяны однообразными надписями из серии «Здесь был Вася». Если верить обязательно приложенной к надписям датировке, «васи» с краской начали здесь бывать с 1920-х годов, во время активного освоения Ленских богатств.

Фото: АиФ/ Роман Сизых

Надписей с датами после 2010 года мы не увидели. Именно в это время к скальнику были приставлены постоянные смотрители. На вопрос, почему эти надписи не убирают, Борис ответил:

«Краску можно смыть, например ацетоном. И даже пробовали это делать и многие смыли. Но оказалось, что древние рисунки тоже не выносят такой чистки, пропадают. Поэтому сейчас краску не удаляют».

По подсчетам ученых, на камнях люди каменного века оставили около 2 000 рисунков. Увидеть невооруженным взглядом сейчас можно не больше пары десятков.

Воспользовавшись разрешением смотрителя, мы поднялись на скалы, чтобы разглядеть крупные петроглифы. Кстати, самое непростое в этом деле – не подняться по опасно осыпающейся скале на 50 метров вверх, а различить среди известняковых разводов фигуры, нанесенные охрой рукой древнего мастера или высеченные на камнях.

Сюжет изображает охоту. Фото: АиФ/ Роман Сизых

За одним из выступов открывается настоящая информационная записка – большая фигура лося с ветвистыми рогами, а вокруг него охотники на конях с копьями и флагами, в ногах всадников суетятся собаки. Сцена охоты предстает во всех деталях. Поражает точность лосиной фигуры – отчетливо виден характерный лосиный нос. А изящные ноги животного говорят, что мастер имел большой опыт в изобразительном искусстве.

Кстати, один из петроглифов, изображающий всадника со знаменем в руках был когда-то взят для герба республики Саха (Якутия).

Чуть поодаль по скале плывут древние лодки с гребцами. Гребцы изображены схематично и в интересной позе – они словно склонились, воздев руки, а на головах гребцов изображены как ни странно рога.

Гребцы. Фото: АиФ/ Роман Сизых

Ощущения от созерцания наскальных рисунков невозможно описать словами, когда тебя и далекого художника разделяют века, все остальное, включая последнюю историю человечества, которой ты сам стал свидетелем, кажется мелким и незначительным. От древнего человека, одетого в невыделанные шкуры животных остались прекрасные свидетельства его существования, которых не смогло смыть время. А что останется от нас, людей вооруженных до зубов планшетами и фотоаппаратами?

Фото: АиФ/ Роман Сизых

Сберечь от себя

Как ни крути, а главным врагом петроглифов является современный человек. О том, как спасти уникальный памятник, задумались еще в 1960-х годах, когда Шишкинские писаницы поставили на республиканский учет и охрану.

Министерство культуры и архивов Иркутской области считает, что единственной возможностью сохранения памятника станет объездная дорога. Сейчас мимо писаниц идет дорога, ведущая в Жигаловский район, по которой ежедневно проезжают десятки автомобилей.

Фото: АиФ/ Роман Сизых

В отделе культуры администрации Качугского района нам рассказали, что объезд должны были построить еще в 2013 году. Вроде бы и план строительства есть, только вот сроки в нем уже основательно сместились. Новый план обещает запустить дорогу только к 2019 году.

«В настоящий момент ведется разработка проектно-сметной документации, - рассказала главный специалист отдела культуры Вера Шергина. – Дорога пойдет мимо писаниц, деревни Шишкино и поселка Верхоленск, эта мера позволит уберечь памятник от негативного воздействия транспорта. Речи о создании культурной туристической зоны не идет, в бюджете нет на это средств».

Получается, что ничего лучше, чем посадить под горой сторожа и построить дорогу, которая должна минимизировать туристический поток к памятнику, в Качугском районе так и не придумали. На достойное существование и внимание культурного туриста Шишкинские писаницы претендовать не могут из-за недостаточно толстого бюджетного кошелька. При этом должная сохранность петроглифов тоже не гарантируется. По словам Веры Шергиной не так давно областное министерство финансов вообще предложило памятник продать в частные руки, с глаз долой – из сердца вон.

Такую схему предоставили нам в отделе культуры. На ней видна действующая дорога и участок под некий туристический комплекс. Планируется, что объезд пойдет выше. Фото: Из личного архива

Наладить экскурсоводческую работу при памятнике при таком раскладе никому и в голову не придет. Даже качугские школьники не могут похвастаться знаниями о палеолите, несмотря на такой близкий к ним наглядный экспонат. Редкие экскурсии устраивают только местные библиотекари, и то по просьбе чиновников и случаю приезда иностранных гостей.

Фото: АиФ/ Роман Сизых

Сокрушаться по поводу вечной нехватки денег в регионах можно долго. Ясно одно, что сохранение памятников культуры напрямую зависит от работы по просвещению населения. Невозможно вечно защищать рисунки от вандалов, однажды последний исчезнет под размашистым росчерком, сообщающим фамилию и имя художника нового времени, которого на такие «подвиги» толкает все тот же первобытный инстинкт – оставить после себя хоть что-то.  

Смотрите также фотогалерею, созданную «АиФ-Иркутск» несколько лет назад:

Шишкинские писаницы, возраст которых превышает 10 тысяч (!) лет, простоят еще максимум 100 | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество