aif.ru counter
1084

Главный детский хирург Приангарья: «Выпускники меда не хотят идти в профессию»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. «АиФ в Восточной Сибири» 29/05/2013

Иркутск, 29 мая – АиФ-ВС. Чем болеют современные дети и какие из недугов чаще всего приходится лечить при помощи скальпеля, «АиФ в ВС» рассказал главный детский хирург Иркутской области доктор медицинских наук, профессор Виктор СТАЛЬМАХОВИЧ.

Фото Екатерины ЛОБАН

Пороки развития –в плюсе

– Если в 60-70-е годы у нас царила «золотая эра» стафилококка, была высокая летальность от гнойной деструктивной пневмонии, то сейчас такие случаи единичны. Однако стало больше врождённых заболеваний, пороков развития.                                                                       

Читайте также:

Иркутские детские хирурги – лучшие в стране

Новый СПИД-центр в Иркутске докажет, что ВИЧ – не чума

Как поддерживать хорошее самочувствие в современных условиях?

Далеко ходить не надо: если раньше деформации грудной клетки мы оперировали у 5-6 человек в год, сейчас – у 40.

Серьёзный прирост врождённых заболеваний дают недоношенные детки с критической массой тела. Сегодня выхаживают младенцев весом 500 граммов. Перинатальные центры улучшают статистику младенческой смертности, но при этом не задумываются о качестве жизни таких детей. Большая часть маловесных ребятишек в последующем становятся пациентами хирургического отделения и получают инвалидность. У них почти всегда есть проблемы с лёгкими, зрением и неврологией. На плечи родителей ложится неподъёмная ноша. Чего скрывать, в России статус инвалида – это клеймо. Общество до сих пор не научилось быть лояльным к людям с ограниченными возможностями.

Если говорить об уровне онкологических заболеваний у детей, то он почти не меняется. При этом совершенно очевидно, что из Ангарска и Братска, где экология, мягко говоря, хромает, поступает больше детей с онкологией.

Фото russianlook.com

А с молодёжью что творится? Вы посмотрите: все мамаши курят с 13 лет. Она даже кормящая, а всё равно не вынимает сигарету. Это же убийство! У меня такое впечатление, что наше население деградирует.

Жду не дождусь, когда вступит в силу запрет на курение в общественных местах. Правда, изменит ли он что-то – большой вопрос. Государство беззубо поступает по отношению к курильщикам. На мой взгляд, нужно вводить жёсткое материальное наказание: курят на территории больницы – выписывайте за нарушение режима без выдачи больничного листа. Для курящих рабочий день должен быть на 1 час больше, а некурильщикам, наоборот, стоит платить премии.

Прорыв, несмотря на дефицит

– Виктор Николаевич, как выглядит детская хирургия Приангарья на фоне других регионов страны?

Опрос:

– За последние 15 лет детская медицина продвинулась очень далеко, мы практически не отправляем маленьких пациентов в федеральные медицинские центры. Уровень оснащённости областных клиник сегодня нисколько не хуже, чем в ряде ведущих европейских стран. В хирургии новорождённых достигли мирового стандарта. Большой прорыв сделали в нейрохиругии, в лечении деформации позвоночника. Совершенно по-другому начали оперировать деформации грудной клетки. Иркутским хирургам принадлежит авторство четырёх новых методов лечения этого порока. К нам приезжают пациенты со всей России.

– Понятно, что такими достижениями могут похвастать только областные клиники. А как чувствует себя детская хирургия на периферии?

– В Приангарье шесть детских районных хирургических отделений: в Усть-Илимске, Братске, Железногорске, Черемхово, Усолье и Ангарске. Понятно, что местные хирурги не делают высокотехнологичных операций, их задача – оказать экстренную хирургическую и травматологическую помощь, а также выполнить минимальный объём плановых операций. Всех сложных пациентов направляют в областной центр.

Фото russianlook.com

Главная беда современного здравоохранения – дефицит кадров. К нехватке медсестёр мы, кажется, уже привыкли с советских времён, но когда не хватает врачей – это катастрофа. Например, в Братске, Усть-Илимске ситуация на грани фола: укомплектованность врачами там не превышает 50%. Специалистов не хватает даже в крупных клиниках – в областной детской больнице, в Ивано-Матрёнинской.

Средний возраст хирурга по области – за 40 лет. Молодых врачей, у которых горят глаза и которые готовы работать за идею, становится всё меньше. Я не говорю, что их совсем нет. Но если раньше фанатов было 99%, то сейчас единицы.

За идею или за деньги?

– Работа за идею осталась в советском прошлом, сейчас работают за зарплату…

– С таким подходом в медицине делать нечего. 36 лет назад, кода я начинал карьеру, зарплата тоже не была высокой. Порой денег не хватало до получки. Но это нас не пугало. И свои первые машины мы покупали только к 40 годам. Как бы пафосно это ни звучало, мы получали удовольствие от работы. Теперь многие мои сокурсники стали известными хирургами. Сегодня же ребята хотят иметь всё и сразу. Обидно, что даже сильные выпускники медвуза не идут в медицину. А если идут, то выдерживают недолго. Бывает, 5-7 лет выращиваешь молодого хирурга, а он, как только встанет на ноги, уходит в другую структуру, потому что там зарплаты в два раза больше. Годы потеряны. Приходится учить нового человека. В итоге – молодых докторов, которые бы получали вторую или первую категорию, очень мало.

А ведь хирург – товар штучный. Это грузчика можно научить профессии за 15 минут. Чтобы вырастить хорошего хирурга, даже десяти лет мало. Нужно как минимум 20 лет стажа, причём под руководством опытного врача.

Фото russianlook.com

У детского хирурга особая ответственность, он работает в состоянии постоянного стресса. От доктора всегда ждут чуда, даже если случай безнадёжный. Когда от рака умирает взрослый человек, это воспринимается нормально, если же онкология у ребёнка – родители обязательно будут искать виновных, писать жалобы в прокуратуру, Росздравнадзор, министерство здравоохранения.

– Но чиновники говорят, что проблема с низкими зарплатами надуманная, жалованья врачей якобы выросли на 20%.

– Если бы это действительно было так, врачи не стали бы митинговать по всей стране. В Иркутской области зарплата осталась на прежнем уровне, поэтому протестных акций у нас не было.

Ясно, что начальная ставка молодого врача в 7-8 тысяч рублей никак не сравнима, например, с заработком лейтенанта полиции. Он ещё в жизни ничего не сделал, кроме как получил погоны, а уже имеет зарплату в 50 тысяч рублей. Оклад полковника – вообще 100 тысяч. Я согласен, что офицеры, которые служат в горячих точках, на подводных лодках или на границе, должны зарабатывать по 300-400 тысяч рублей. Моряк, уходя в море, не знает, вернётся он домой или нет – он на боевом дежурстве. У хирурга каждый операционный день – тоже боевое дежурство. С одной лишь разницей – он воюет при помощи скальпеля и не с врагом, а с болезнью.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах